«Делал то, что должен и чему меня учили»: Ветеран Николай Борода – о войне, мирной жизни и секретах долголетия | статьи на bitclass

Даты, места, фамилии и имена погибших однополчан. Феноменальной памяти Николая Васильевича удивляешься. 94 года, все-таки… А рассказчик он такой необыкновенный, хоть садись и пиши с него книгу. Прорисовывает эпизоды тех лет до мельчайших подробностей так интересно, что с головой уходишь в его рассказ и слушаешь, слушаешь… Мимо такой фактуры, думаю, не прошел бы и сам Шукшин. Вот лишь один эпизод из рассказа Николая Васильевича Бороды.

«Мы едем, обсуждаем – война кончилась, нас домой отпустят. Ну, пацанята, 17-18-летние. Я говорю, так, ребятки, если Волгу пересекаем, то нас повезут на Дальний Восток. И оказался я прав. А война для нас началась так… В час ночи тревога, подъем. Замполит с фонариком зачитал приказ верховного главнокомандующего и перечислил, почему эти японцы нам надоели, и мы обязаны воевать с ними. Вот так, вот так, приказываю: с 8 на 9 августа перейти границу и углубиться на японскую территорию. Части наши были обескровлены войной. Воевать было уже особо некому. Приходит капитан Уханов и говорит, первое орудие второй батареи – сирота. Совсем никого нет, ты будешь один. Прислали наводчика, а я оказался заряжающим. Потом еще прислали из 711 полка старшину. Его назначили командиром орудий. Я хоть чего-то как-то, а они абсолютно ничего не соображали в артиллерии.

Началось значит: угломер такой-то, прицел такой-то, три снаряда – огонь! 45 минут вся земля гудела. Японцев долбали… Пугаться было некогда. Да и потом нас учили этому. Воевать учили. Сколько погибло не целованных пацанов. И под Москвой, и под Сталинградом – не целованных. Никто их не обучал. А я все знал и умел. Страха не было, даже когда пришлось подавлять огневые точки. Наводчик уже раненый через станину упал – захрипел. Командир орудия, смотрю, лежит руки раскинул. Я остался один у орудия. А делать надо дело свое, и давай… Даже не подумал, что меня тоже могут убить. Не потому, что я такой храбрый. Такой же трус, как и все. Смотрю из автоматов по колонне лупят и сразу раз, за колесо спрятался. А на посту стоял. Тут, конечно, надо себя прятать. А во время боя надо что-то делать. Наводчик, когда упал, командир еще живой был. Кричит, Борода, к панораме. Я к панораме», – рассказал ветеран.

Николай Васильевич ушел на фронт в 18 лет в 1944-м добровольцем. Награжден медалью «За Отвагу», Орденом Отечественной войны II степени, «За победу над Японией». У ветерана 4 сыновей, 12 внуков и 10 правнуков, которые по праву гордятся дедом.

Николай Васильевич еще и знаменитый огородник. Посмотреть, как растет редис, спросить, когда лучше подкормить вишню, к 94 -летнему ветерану за советом ходят друзья и соседи. Семена или рассаду, главное, вовремя посадить, полить и удобрить хорошенько. И не забывать подкормить растения, делится секретами Николай Васильевич.

«В апреле у меня уже были товарные огурцы с этих теплиц. Так и огородником стал знаменитым. Тут все вокруг меня бегали. В первую очередь это огурцы и помидоры. Это первейшее. А потом все остальное. Деревьев было 12, я целую тонну брал фруктов. Целую тонну», – рассказывает Николай Васильевич.

«Если вовремя не обработать дерево, опоздать даже на неделю – все, урожая не будет», – рассуждает ветеран. Кроме фруктовых деревьев и овощей, Николай Васильевич выращивает много зелени – петрушку, кинзу, укроп. А еще валериану, пастернак, хвощ полевой.

Ухаживать за огородом ветерану помогают дети, внуки и соседская молодежь. Николай Васильевич, говорит, земля ему дает силы и здоровье. Она спасает от хандры и не дает лениться. А секрет долголетия таков:

— Как можно меньше мяса есть. Как можно больше травы есть, фруктов и овощей. А лук – какая ценнейшая штука, ребята мои! Лук надо есть как можно больше, а чеснок чего стоит!

А еще пить меньше и не курить совсем, много работать. Тогда и старости не чувствуешь, говорит Николай Васильевич.

«Нас-то осталось только двое в районе. Я и еще Николай Иванович Руднев. Тому было 103 года 9 ноября, а мне только 95-й. Мы встречаемся зачастую на рынке. Он мне – давай, давай, Колька, догоняй. Как черная полоса, пожалуй, говорю, не догоню, а как отпустит – догоню», – смеется ветеран Николай Васильевич Борода.

Добавить комментарий