Кто получит главный «Оскар» и почему коронавирус сделал премию лучше? | статьи на bitclass

В ночь с 25 на 26 апреля по московскому времени в Лос-Анджелесе состоится 93-я церемония вручения наград премии «Оскар». Она должна была пройти еще 28 февраля, но из-за пандемии коронавируса ее перенесли на весну. В этом году в правилах появилось одно принципиальное отличие: если раньше номинироваться на «Оскар» могли только фильмы, прокатанные в кинотеатрах (причем определенных кинотеатрах Лос-Анджелеса), то в 2021-м впервые состязаться наравне с другими смогли картины, показанные только на потоковых сервисах. При условии, что изначально показ в кинотеатрах все-таки планировался. В итоге соискателями на звание лучшего фильма стали драма Флориана Зеллера «Отец», «Земля кочевников» Хлои Чжао, «Манк» Дэвида Финчера, «Минари» Ли Айзека Чуна, «Звук металла» Дариуса Мардера, «Суд над чикагской семеркой» Аарона Соркина, «Иуда и черный мессия» Шаки Кинга и «Девушка, подающая надежды» Эмиральд Феннел.

Известный кинокритик Станислав Зельвенский в своей статье, посвященной нынешней премии, признался, что «2020 год был худшим годом в истории кинематографа», и номинантами в этом году стали фильмы, которые «студиям было не очень жалко сбросить на стриминги». «МИР 24» поговорил с кинокритиком Сергеем Сычевым и услышал диаметрально противоположное мнение.

Фото: Adam Fagen from Washington, DC, USA/wikimedia.org. Кинотеатр Dolby, в котором проходит церемония вручения премии «Оскар»

Вы разделяете мнение, что нынешний «Оскар» очень слаб по набору номинантов?

– На этом «Оскаре» практически нет слабых картин. Лично мне очень нравится фаворит «Оскара» в этом году – «Земля кочевников». Я считаю, что этот фильм, помимо того, что он отвечает тематически, содержательно запросу времени, то есть это стопроцентно актуальное кино, он еще необычайно красив и заслуживает того, чтобы его смотреть на большом экране. Отмечу, что для многих стран сейчас это недоступное удовольствие, у нас в России, к счастью, можно смотреть кино в кинотеатрах и нужно пользоваться этой возможностью.

Вы считаете, что шанс получить главную статуэтку есть только у «Земли кочевников»?

– Это единственный претендент на главную премию, потому что «Оскар» – это не какой-то сюрприз, где «ой, кого-то наградили». «Оскар» – это результат долгой оскаровской гонки, как ее называют, и целой череды призов, премий, которые вручают люди, входящие в оскаровскую киноакадемию. То есть по совокупности голосований на разных премиях и призах в общем и складывается заранее предрешенный результат «Оскара». Поэтому «Земля кочевников» только и может победить – она уже получила все призы на пути к «Оскару», и дальше уже никаких случайностей быть не может. Некоторые пытаются разыграть интригу, сказать, что, может быть, «Оскар» получит фильм «Отец», который всем нравится, но это было бы странно, невозможно и противоестественно.

Как вы оцениваете решение Американской киноакадемии допустить к оскаровской гонке фильмы, которые не выходили в кинопрокат?

– В этом году мы имеем уникальный случай, который, я надеюсь, станет постоянным для «Оскара». Это очень сильно расширило диапазон выбора и позволило наконец заявить о себе тем фильмам, которые не имели ресурсов для того, чтобы выйти в кинопрокат. Тем не менее они появились онлайн и смогли участвовать, за счет этого голосование стало более демократичным и более интересные картины туда вошли.

Мне кажется, здорово, что коронавирус хотя бы где-то дал положительный эффект. Положительный след для киноиндустрии в том, что «Оскар» включил туда фильмы, которые раньше туда бы не могли попасть. Например, нетфликсовский фильм «Манк». Да, наверное, Netflix пришлось бы устраивать для него какой-то специальный прокат, арендовать залы, в общем, делать видимость кинопроката, хотя совершенно очевидно, что этот фильм сделан для онлайн-платформы и прокатывать силами этой платформы. Сейчас он среди фаворитов «Оскара», я уверен, что какие-то статуэтки он обязательно получит. В номинантах на лучший документальный фильм тоже два нетфликсовских фильма – «Мой учитель – осьминог» и «Лагерь калек». То, что расширяется поле выбора, что облегчается вход в «Оскар», – мне кажется, это очень хорошее следствие всей этой истории с карантином. Надеюсь, что это останется и они не вернутся к прежнему, в сущности, устаревшему своду правил, заставляющему людей тратить деньги на кинопрокат.

Как вы думаете, почему «Дорогие товарищи» Андрея Кончаловского не вошли в шорт-лист на соискание «Оскара» за лучший иностранный художественный фильм?

– Для того чтобы за вас проголосовали академики, нужно, чтобы они как минимум фильм посмотрели. Представьте, что больше ста фильмов претендует на «Оскар» за лучший иностранный фильм. Большинство киноакадемиков – действующие кинематографисты, они не будут смотреть все фильмы. Они посмотрят те, про которые точно что-то знают. Значит, у этих фильмов должен быть громкий прокат, громкая фестивальная история, эти фильмы должны быть известны. Чтобы получить «Оскар» за лучший иностранный фильм, нужно приложить много усилий, вложить много денег, чтобы люди за рубежом его знали.

Случилось так, что в фильм «Дорогие товарищи» никто таких денег вкладывать не стал. Да, он был на Венецианском кинофестивале, но на Венецианский кинофестиваль, как известно, попало не очень много людей в этом году. Если бы попало много людей, то все равно этого было бы недостаточно. Нужно было бы обеспечить ему хороший прокат в Америке, как это было, например, с фильмом «Левиафан». Вот там этот фильм действительно знали, потому что был прокатчик Sony Classics, который был заинтересован в том, чтобы про фильм все знали, чтобы у него был прокат, чтобы у него был громкий фестивальный шлейф именно в Америке. У «Левиафана» был реальный шанс получить «Оскар».

Среди номинантов в этом году мы видим феминистскую повестку («Девушка, подающая надежды»), проблему нацменьшинств («Минари»), борьбу за права человека («Суд над чикагской семеркой», «Иуда и черный мессия»), тему потери физического здоровья («Отец», «Звук металла»). Должна ли актуальная повестка определять список номинантов?

– Вся эта репрезентация, на которую сейчас нацелена Америка, и, в частности, «Оскар», мне кажется, это ложный путь. Это неправильно, мы как бы говорим, что фильмы, которые сняты представителями диаспор, имеют какие-то преференции. Это недемократично, это не имеет никакого отношения к искусству. Достаточно быть женщиной-режиссером, чтобы утверждать, что твой фильм должен быть впереди фильма мужчины-режиссера взят на ту или иную премию. А если нет, ты можешь заявлять с трибуны: «Меня не берут, потому что я женщина» – или «я мексиканец», или еще почему-то. Это, мне кажется, порочный путь, но, наверное, он неизбежен при той ситуации, которая есть сейчас.

Я надеюсь, в скором времени все будут с улыбкой вспоминать, что «Оскар» проверяют на репрезентацию. Или Каннский фестиваль, который тоже об этом говорит. Это неправильно, это только девальвирует премию, девальвирует фестиваль, потому что вам говорят: неважно, насколько хорошее кино вы сняли, важно, какого вы цвета, пола или сексуальной ориентации. Это уже чистая политика.

Схожее по теме

Добавить комментарий