«Он буквально спас всех нас»: сто маленьких пациентов бывшего военврача | статьи на bitclass

«На нас и сейчас люди косятся, но уже, скорее, с интересом, чем со страхом и болью, как раньше. Иногда удивляются, как ловко орудует протезами мой сын».

«Детей-инвалидов без конечностей или с изуродованными болезнью лицами люди стараются не замечать, держатся от них подальше.Я думаю, что это защитная реакция нашего общества. Так проще, так не больно».

«Нам неприятно на них смотреть» – так объясняют люди свое отношение к детям с ограниченными возможностями. Им неприятно, и они просто отворачиваются!».

Это слова приемных родителей малышей с особенностями внешности. От таких детей часто отказываются еще в роддомах. Между тем, многим из них достаточно сделать пусть сложную, но вполне выполнимую операцию. Одному – исправить тяжелое косоглазие, другому – особенности строения челюсти. А кому-то операцию не сделаешь, но можно обрести протез вместо отсутствующей конечности.

Вот уже более 20 лет помощью таким ребятам, инвалидам из детских домов и приемных семей, занимается полковник медицинской службы в отставке Владимир Воропаев. Всю свою жизнь он проработал в военных госпиталях, а на гражданке, когда ушел в отставку, занялся реабилитацией детей с особенностями здоровья, создав вместе со своим другом Владиславом Строгановым и сыном Андреем фонд «Здоровье Отечества».

Дети вместо солдат

«Сперва я хотел помочь тем мальчишкам-калекам, бывшим солдатам, которых стало так много после чеченских событий, – рассказывает военврач. – Образовалась целая группа единомышленников, в том числе и среди соотечественников за рубежом. Нам даже согласилась помогать одна американская компания, которая оказывает бесплатную медицинскую помощь в лучших госпиталях по всей территории США. У них 22 госпиталя. Это была невероятная удача! Мы договорились, что я со своей стороны обеспечиваю для пациентов трансфер, билеты, проживание, питание и страховку, которая действует за пределами госпиталя. А эта корпорация – все, что относится к сфере медицины: бесплатные исследования, операции, лечение, протезы, лекарства и прочее».

Но когда вся эта огромная предварительная работа была уже проведена, оказалось, что у этой компании есть важное ограничение: она не оказывает помощь бывшим военнослужащим. И тогда Владимир Воропаев решил: пусть тогда эту помощь получат дети-сироты.

С тех пор прошло 20 лет, и за эти годы более ста десяти детей-сирот смогли получить сложные операции, протезы и высокотехнологичное лечение. Для большинства из них удалось отыскать врачей в России. А 29 детей, которым по разным причинам не смогли помочь на родине, лечились в лучших госпиталях США. Причем вся медицинская помощь была оказана бесплатно, за счет принимающей стороны.

«Очень часто оказывается, что врачи, которые делают операции или подгоняют протезы маленьким детям с ограничениями – и сами с протезами. Это производит на ребят такое впечатление, какое не может произвести ни один самый проникновенный разговор. Дети убеждаются, что с протезом можно и работать, и стать полноценным членом общества – все то, о чем они даже не мечтали!» – говорит доктор Воропаев.

«Все, что он обещал, сбылось!»

Те первые детишки, которые получили бесплатную медицинскую помощь благодаря Владимиру Воропаеву, уже выросли. Некоторые из них даже создали свои собственные семьи.

Среди них, например, Дима Лысенко. Вся страна узнала о нем в 1995 году: годовалого малыша показали по телевидению, ведь он был последним, кого нашли живым под завалами после страшного землетрясения на Сахалине. Его семья погибла, а самого малыша спасатели вытащили из-под завалов на четвертые сутки после трагедии.

Однако плитой ему раздавило ногу, развилась гангрена. Поэтому ногу мальчику срочно ампутировали, да так высоко, что никакой протез надеть было нельзя. Дима был практически обездвижен, и, хотя его приемная семья очень старалась помочь ему, но ничего не получалось. В Институте протезировании и в ЦИТО сказали, что ввиду очень короткого фрагмента культи бедренной кости сделать ничего невозможно. Дима не ходил в школу, ни с кем вне семьи не общался, передвигался на инвалидном кресле, мало двигался, располнел.

«Он попал в поле нашего зрения благодаря обращению моей давней знакомой – монахини, которая лежала с ним в одной больнице, – говорит Владимир. – В миру ее звали Алла Николаевна Федорова, она мне позвонила и рассказала про мальчика. Я поехал в больницу, познакомился с Димой». Это было в 2003 году, когда мальчику было уже 9 лет. Еще несколько лет сам Владимир и его друзья искали по всему миру врача, который взялся бы удлинить культю бедра, оставшуюся после ампутации. За это согласился взяться итальянец Антонио Скадутто. По методу Илизарова он удлинил культю до 17 см, сделал пластику мягких тканей (это дало еще 5 см). А уж потом в детском госпитале в Лос-Анджелесе провели протезирование. Мальчик научился ходить, стал посещать школу, догнал программу и обрел друзей.

Когда Дима вырос, он окончил Ульяновский университет и аспирантуру, женился и два года назад у него родился сын. До сих пор у них с доктором Воропаевым сохраняются теплые дружеские отношения. «Все, что он обещал, сбылось! – говорит Дмитрий Лысенко. – Он говорил мне, что все будет хорошо, так и случилось!».

И сиделка, и нянька, и врач

Детские мечты благодаря Владимиру Воропаеву сбылись и у более чем сотни других ребят. Не всех понадобилось везти в США, многие лечились в России, Владимир Воропаеев добился для них сложных операций, которые изменили их жизнь. А еще он буквально выходил их и помог поверить в себя.

В США же побывали 29 детей, многие по несколько раз. Поездку на лечение каждого из них он готовит полгода-год, а иногда и больше. Ведь надо собрать все необходимые медицинские документы, перевести их на английский язык. Отправляясь в США с одним ребенком, военврач везет с собой полный комплект медицинских документов на следующего ребенка или на двоих. Госпитальная комиссия изучает эти документы и принимает решение об объеме и характере медицинской помощи, а также о сроках лечения. Потом нужно оформить все сопроводительные документы, доверенности, получить визы, купить билеты.

Каждого ребенка доктор Воропаев везет на лечение сам, а ведь часто это совсем малыши, да еще и без конечностей. Военврач давно привык опекать своих беспомощных подопечных, как самая заботливая нянька: и покормит с ложки, и помоет, и переоденет, и вещи постирает. Их нужно успокаивать, уговаривать, развлекать. В общем, быть им и сиделкой, и практически папой.

«Хотя они такие шустрые бывают, что только держись, – говорит Владимир.­ – Помню, как пятилетний Вадик Ладонин, без обеих рук, в аэропорту Лос-Анжелеса, пока я готовил для проверки документы, успел за несколько минут передвинуть своими коротенькими культями столбики с лентой, которыми разделяют потоки пассажиров. И спутал тем самым все планы работников аэропорта, пустив огромную толпу туристов из Пекина не в тот проход». А потом, когда доктор Воропаев сел за руль автомобиля, тщательно пристегнув маленького хулигана ремнями безопасности, Вадик посреди скоростного автобана вдруг «исчез» из салона. Оказалось, что он отстегнулся и спрятался на третьем ряду сидений, разлегшись на них, как на диване.

«Руки» и «ноги» для Вадика, Светы и Кати

Многие дети, получив протезы, стали вести совсем другой образ жизни. Света Никифорова из Москвы – ее родители погибли в автокатастрофе – вернувшись после операции и получив протез руки, стала жить полной жизнью. Сейчас Света уже взрослая девушка, она окончила Социальный университет и даже водит машину. Протезом она научилась пользоваться практически как собственной рукой. А тогда, после возвращения из США, она занялась плаванием в школе паралимпийского резерва и даже стала чемпионкой России в своей возрастной группе.

Серьезных спортивных успехов добился и Вадик Ладонин. Владимир Воропаев познакомился с ним, когда малышу было всего два года. Его оставила мама, и заведующая интернатом сама обратилась за помощью к доктору Воропаеву. Через год, когда началась подготовка к первой поездке Вадика на протезирование в США, его уже взяла приемная многодетная семья. «Сейчас он настоящий спортсмен, занимается плаванием, – рассказывает Сергей Павлов, опекун Вадика и многодетный папа. – Прошлой осенью он получил третье место в своей категории на Всероссийских соревнованиях. У него уже куча наград, и не только спортивных. Он ездил на соревнования по киберспорту, и тоже стал призером. Еще он учится в музыкальной школе: поет в хоре. Так что у него жизнь кипит. Все у него хорошо. Протезы дают ему дополнительную функциональность, эстетику и он абсолютно не чувствует себя неуспешным человеком».

Добрые люди двух континентов

По словам Владимира Воропаева, важно не только сделать протезы, но и научить ребенка пользоваться искусственными «руками» и «ногами». Потому что если не настаивать на этом, то даже после удачных операций, ребята забрасывают протезы. Им проще, чтобы все делали за них, им лень, тяжело или неудобно поначалу. Иногда приходится хитрить. Военврач давно уже выяснил, что заставить детей осваивать свои новые «руки» нельзя, а вот если подарить планшет с игрушками, то малыш сам быстро начинает манипулировать искусственной конечностью. Так же и с «ногами»: хочешь попасть в детский парк аттракционов – учись пользоваться своим протезом.

Конечно, все это стоит денег, и сам Владимир Воропаев не смог бы их раздобыть, поскольку его фонд «Здоровье отечества» едва сводит концы с концами. Зато ему помогают американские друзья и волонтеры. Среди них есть и бывшие соотечественники, уехавшие в США, и коренные американцы. У них существует свой фонд Общества помощи русским детям в Лос-Анжелесе, который возглавляет Людмила Петлицкая. Этот фонд помогает получить и часто оплачивает медицинскую помощь детям-инвалидам из России и Украины.

«Жизнь столкнула меня с удивительными, прекрасными людьми в США, – говорит Владимир Воропаев. – Я ведь бывший полковник, для меня Америка – это образ врага. И тут оказывается, что все, с кем я общаюсь там, с радостью готовы помогать. Когда я приезжаю, меня выслушивают, создают все условия, предоставляют транспорт, решают все проблемы и даже бесплатно обучают английскому языку! Огромное количество разных людей готово помогать совершенно безвозмездно: принимать больных детей в семьи, любить, выхаживать их, учить пользоваться протезами, вникать в их проблемы, тратить свое время, силы, деньги!».

В России собрать деньги на благотворительные нужды по-прежнему непросто. «Приходится писать много писем потенциальным спонсорам, просить денег под конкретных детей, показывать документы на этих детей. Все сочувствуют, все понимают, но помощь оказывают единицы, – вздыхает Владимир. – Когда совсем трудно, то на помощь приходит мой давний друг Владислав Строганов, генеральный директор АО «Торговый дом Галион». Среди последних благотворителей – президент фонда «Миссия» Маргарита Буряк и актриса театра и кино, заслуженная артистка РФ Алена Бабенко».

И, конечно, в России находится множество волонтеров, готовых выхаживать тех малышей, которых удается прооперировать тут, на родине. Ведь сложных операций и другой медицинской помощи Владимир Воропаев добивается для маленьких сирот не только в клиниках США, но и в России.

Помогают волонтеры и просто сочувствующие люди. Помогает и русская православная церковь: не раз храмы, к которым Владимир обращался за помощью, находили для малышей добровольных сиделок из числа прихожанок.

Второй дом и заокеанские «родные»

На реабилитацию и осваивание протезов уходит много времени. С Вадиком и другими детьми Владимир Воропаев провел в госпиталях и в хостелах при них не один месяц. Бывало и так, что ребятам надо было сделать серию операций, это занимало год и больше. Таких детей соглашались поселить у себя в семьях местные жители. Принимали их, как родных, на все время лечения.

«Я знаю нескольких таких ребят из моего детдома, – рассказывает бывший воспитанник детского дома в селе Елатьма, Рязанской области Геннадий Кимаев. – У Наташи и Коли Дунина был одинаковый диагноз – заячья губа и волчья пасть, им требовалась сразу серия операций, в том числе пластических. И они в США жили долго: Наташа – года два. И американская семья их принимала все это время. Там ребятам очень помогли».

Почти два года прожила в американской семье и Александра Литвинова из того же детского дома. Ей требовалась долгая реабилитация после операции на ногах. «Для меня это были очень хорошие годы, – говорит она. – Через год уже хорошо говорила по-английски. И эта американская семья хотела меня удочерить, тогда еще это было можно. Но потом у них не получилось добиться разрешения на это, и меня вернули в интернат. Но все равно мы общаемся до сих пор и с ними, и с Владимиром Васильевичем». Саша Литвинова сейчас уже взрослая девушка, она танцует, занимается спортом и совсем не видно, что у нее были прооперированы обе ноги и по-настоящему ходить она научилась уже почти подростком. Саша вышла замуж, родила здорового ребенка, у нее все хорошо.

«Владимир Васильевич – просто невероятной доброты человек. – говорит она. – Он сам и его друзья в США так много для меня сделали, что я всегда их помню и всегда буду им благодарна».

«Он нам подарил шанс на настоящую жизнь»

По словам Геннадия Кимаева, и у многих других пациентов Владимира Воропаева после лечения жизнь наладилась: они стали ощущать себя людьми, которые ничем не отличаются от всех остальных, получили профессию, и сейчас многим уже больше 20 лет. «Меня самого Владимир Васильевич сперва отвез в Москву, – рассказывает молодой человек. – Там мне прооперировали ноги: у меня диагноз ДЦП, и я не мог ходить. А потом мы с ним и с Сашей Литвиновой поехали в США, и у нас была очень долгая реабилитация: физиотерапия, гимнастика, процедуры. Меня там учили ходить, и мы с Сашей целый год прожил там в семье. Сейчас мне 26 лет, я могу самостоятельно пройти довольно большое расстояние. Я меньше устаю, могу работать. И я очень благодарен Владимиру Васильевичу: это золотой человек, он буквально спас всех нас и еще очень много людей. Он и сейчас до сих пор этим занимается. Только из нашего интерната я знаю минимум 10 детей, которым он помог».

«Владимир Васильевич реально изменил многие вещи и даже мое мироощущение, – говорит другой пациент доктора Воропаева, выпускник того же интерната Николай Дунин. – он открыл для меня новый мир, которого я никогда не видел: Москву, США. Он познакомил меня с очень многими своими друзьями, это для меня очень важно. Да в конце концов он просто нам подарил шанс на настоящую жизнь».

Николаю потребовалось сделать несколько операций верхнего неба и губы. «До операции я не мог нормально дышать носом, а пища во время глотания попадала в носоглотку», – поясняет он. По словам Николая, после всех операций он и говорить стал намного лучше, и почувствовал себя совсем иначе, даже привлекательнее внешне. Ему уже 23 года, он пять лет живет в Рязани, освоил несколько строительных профессий. «Сейчас у меня все хорошо, я работаю мастером-отделочником, – говорит он. – Личная жизнь пока не состоялась, но я работаю над этим. Я же сперва на ноги хочу встать! И тогда все получится. А Владимиру Васильевичу я очень благодарен и до сих пор поддерживаю с ним связь. Судьба очень многих детей благодаря ему резко изменилась к лучшему. Многие стали полноценными людьми, а ведь могли остаться калеками и жить на всю жизнь в интернате для инвалидов! Спасибо ему огромное от всех нас – тех, кого он вылечил!».

Выросла и стала успешной и еще одна маленькая пациентка доктора Воропаева – Катя Компонистова из Омской области. Когда ей было всего 4 дня от роду, девочке неправильно ампутировали ножку. Ампутация потребовалась из-за родовой травмы, полученной вследствие врачебной ошибки при рождении. Катя побывала на лечении в США три раза, начиная с 11 лет. Сперва ей сделали реампутацию, потом протезирование. «Сейчас она уже взрослая, получила образование и даже водит машину, – говорит Владимир Воропаев.­ – Она как-то даже прислала мне фотографию, где она сидит высоко на кедре. И как она туда только забралась с протезом! Сейчас она вышла замуж, у нее уже даже родился ребенок».

«Мои ребята – это моя жизнь»

Владимир Воропаев и сейчас готовится к очередной поездке в США. Ему 68 лет, становится тяжеловато, но перепоручить свою благородную миссию кому-то другому пока не удается. «Я пытался в разное время подключить к этой деятельности своих взрослых детей, потом кого-то из волонтеров. Но это очень сложно, надо совсем отказаться от собственной жизни, чтобы все это на себе тащить, – говорит он. – А для меня мои ребята – это и есть моя жизнь».

За последние годы, помимо российских инвалидов, Владимир Воропаев помог и шести детям из Украины и ДНР. Для этих малышей удалось организовать операции и другую медицинскую помощь в лучших российских больницах. Частично эти операции оплатил фонд Общества помощи русским детям в Лос-Анжелесе.

А в госпиталь США в этом году снова поедет подросший Вадик Ладонин, сейчас ему уже 14 лет. «По идее новые протезы надо делать ежегодно, поскольку дети быстро растут, – говорит опекун мальчика Сергей Павлов. – Но ведь есть же и другие дети, которым нужна помощь. Тем не менее, где-то раз в три года Владимир Васильевич старается получить квоту, чтобы свозить и Вадика». Сейчас мальчик готовится поехать в США в четвертый раз, ведь из своих прежних протезов он давно вырос. «С Владимиром Васильевичем они постоянно на телефоне, прямо закадычные друзья, – говорит Сергей. – Нам невероятно повезло, что нам встретился в жизни такой прекрасный друг, человек открытый души и большого сердца, по-другому не скажешь. Он старается помогать всем и вся. И хотя, конечно, помочь всем невозможно, но то, что он делает – это невероятно много. Это дорогого стоит».

Владимир перебирает фотографии, улыбается. Перед ним – целая галерея детских лиц, более ста маленьких пациентов. «Мне все время кажется, что это так мало, – говорит он. – А с другой стороны, я мысленно ставлю всех в ряд и просто счастлив, что смог помочь хотя бы им».

Схожее по теме