Остались одни упыри: эклектика Vampire Weekend, молчание Depeche Mode и грохот Rammstein

Последний месяц весны подарил нам не только предваренный добротным скандалом новый лонгплей Rammstein, о котором не написать было, конечно, невозможно. Вышли и интересные дебюты, и гораздо более неожиданные, чем у буйных немцев, возвращения. «Известия» напоминают о самых интересных альбомах мая — для тех, кто почему-то забыл их послушать.

Rammstein

RAMMSTEIN

«Я обнажаюсь в своих стихах»

Фронтмен группы Rammstein Тилль Линдеманн — о литературной наготе, детских воспоминаниях и Ленине

Самый, наверно, долгожданный (по крайней мере российскими слушателями) релиз весны оказался и самым разочаровывающим. Нет, мы ни в коем случае не хотим брюзжать по поводу отсутствия новых идей (никто и не ожидал) или лицемерно вздыхать по поводу навязчивой помпезности композиций (это новый альбом Rammstein, вас же предупредили заранее). «Танц-металл», как и было обещано — чуть более электронный и «индустриальный», чем на предыдущем, вышедшем аж 10 лет назад (и как мы жили без Rammstein всё это время?) альбоме; почти в точности такой, как во времена триумфа Sehnsucht в 1997-м. Коротко говоря, в очередной раз стало понятно, что потреблять песни Линдеманна и компании без видеоряда — занятие для самых пламенных фанатов огнедышащего секстета. А таких у нас, почитай, полстраны. Любовь россиян к этим тевтонским маршам под хард-роковые риффы и техно-арпеджио синтезаторов — абсолютно иррациональна; так же как когда-то советская молодежь возлюбила британских халтурщиков Uriah Heep. Впрочем, в чем-чем, а в халтурности Rammstein всё же никак не обвинить: свои провокационные сочинения они играют «до полной гибели всерьез».

Amyl and the Sniffers

Amyl and the Sniffers

«Хотелось бы узнать Россию получше»

Дэниел Хант из группы Ladytron — о заслуженном отдыхе, мрачной музыке и правильной фантастике

Квартет из Мельбурна играет громкий, бесшабашный, быстрый и агрессивный рок — с такой энергией и наивным энтузиазмом, как будто первыми в истории открыли три волшебных аккорда и заполучили заветную педаль дисторшн. В известном смысле так оно и есть: вокалистка Эми Тейлор и троица сопровождающих ее молодых людей довольно гопнического вида в силу возраста не успели застать даже второй волны панка в середине 1990-х (а во времена, когда Sex Pistols и The Clash пугали истеблишмент от Лондона до Москвы и их родители, скорее всего, только ходили в детсад). Да и вообще, по их словам, повлиял на них вовсе не панк, а пластинки Fleetwood Mac, AC/DC и Долли Партон из родительских коллекций (ну и еще немного — Die Antwoord из собственных цифровых собраний). Но Эми верещит так, что даже покойная Поли Стайрен должна вращаться в гробу со скоростью турбины, а басист, барабанщик и гитарист (которых она кокетливо водит на поводке в клипе к Got You, одной из лучших песен альбома) создают количество шума, абсолютно необходимое для настоящего рока, хоть с приставкой «панк», хоть без нее.

Stray Cats

Готский папа: как Роберт Смит дал надежду унылым молодым людям

Лидер The Cure трансформирует депрессию в надежду

40

А вот Брайану Сетцеру, Слиму Джиму Фэнтому и Ли Рокеру давно ничего никому доказывать и ничего изобретать не надо. Реанимировав в начале 1980-х полузабытый рокабилли, они не просто вернули актуальность музыке эпохи Элвиса, но сделали модной — и мода держится уже несколько поколений — всю атрибутику стиля, от ковбойских сапог до флагов конфедерации. В очередной раз воссоединившись в прошлом году Stray Cats решили отпраздновать собственное сорокалетие новым (первым после 26-летнего перерыва!) альбомом — без особых изысков названным «40». Дюжина композиций, способных поднять на ноги и мертвеца, — с виртуозной гитарной работой Сетцера, лаконичными ударными Фэнтома и бьющим, как трехдюймовое орудие, контрабасом Рокера. Ничего лишнего — 146-процентный рок-н-ролл. Кстати, на разогреве у «Кошек» в грядущем турне по Европе будут играть наши Messer Chups — а это, по гамбургскому счету, дело поважней, чем участие в каком-нибудь очередном «Евровидении».

Vampire Weekend

Father of the Bride

«О кончине джаза говорить не приходится»

Музыкант Стэнли Кларк — о творческих вызовах, отсутствии границ и забвении Майкла Джексона

Нью-йоркские энтузиасты арт-попа записывали свой четвертый альбом долго (два с половиной года) и тщательно; результат, как и положено, превзошел все ожидания. Для Эзры Кенига и его соратников «Отец невесты» стал, похоже, чем-то вроде своего «Белого альбома» — та же стилистическая эклектика, тот же грандиозный состав участников (на пластинке The Beatles записывались более трех десятков музыкантов, включая Эрика Клэптона, Криса Томаса и Ронни Росса; здесь к работе привлечены Даниэлла Хайм, Марк Ронсон, Стив Лейси и даже Джуд Лоу в качестве вокалиста на одном из треков). Те же, впрочем, и недостатки: как «Белый альбом» сильно выиграл бы без нескольких необязательных песен (включая пропускаемый всеми трип Леннона и Оно Revolution 9), так и у Vampire Weekend количество местами явно берет верх над качеством. Тем не менее начиная с открывающего альбом дуэта Кенига и Хайм Hold You Now (с сэмплом из саундтрека Ханса Циммера к «Тонкой красной линии») и следующей за ней Harmony Hall, отсылающей к Полу Саймону периода Graceland, оторваться от прослушивания этого альбома решительно невозможно.

Разные исполнители

STUMM433

Напоследок по традиции немного музыки «не для всех». Точнее говоря, довольно много — и с точки зрения неподготовленных слушателей (а таковых, наверно, абсолютное большинство) вовсе никакой не музыки.

Звуковой яд: почему музыка не делает еду лучше

И почему на этикетках сыра вряд ли когда-нибудь появится надпись «Созрел под музыку Вивальди»

В 1952 году американский композитор-авангардист Джон Кейдж (знаковая фигура для «серьезной» музыки ХХ столетия) опубликовал свою, наверно, самую знаменитую композицию: «4’33’’». Согласно указаниям Кейджа, исполняться она может любым количеством исполнителей и на любых инструментах, главное в течение 4 минут и 33 секунд никто из музыкантов не должен притрагиваться к своим «орудиям производства». То есть, говоря попросту, создать четыре с половиной минуты тишины.

Пьесу исполняли на самых разных сценах мира самые разные (в том числе и великие) музыканты, а в этом году услышать (в смысле не услышать) ее могут все желающие в записи. Да и в какой: легендарный британский лейбл Mute выпустил по случаю своего 40-летнего юбилея бокс-сет, для которого 58 групп и музыкантов (включая Depeche Mode, Einstürzende Neubauten, Goldfrapp, Ирмина Шмидта, Laibach, Моби, New Order) записали свои версии сочинения Кейджа.

Доходы от продажи четырех с лишим часов тишины, выпущенных, разумеется, только на физических носителях, пойдут на благотворительность — в Британскую ассоциацию изучения тиннитуса (так у медиков называется пресловутый «звон в ушах»).

Источник: iz.ru