«Отдых на Северном Кавказе уже может конкурировать с зарубежным»

В некогда процветающем Северо-Кавказском регионе, пережившем тяжелый период упадка, наблюдается активный экономический рост. Какие направления выбраны приоритетными для развития региона, чем он привлекает зарубежных инвесторов и что сейчас ждет российских и иностранных туристов на знаменитых отечественных курортах, рассказал «Известиям» в ходе Петербургского международного экономического форума министр РФ по делам Северного Кавказа Александр Чеботарев.

Тяжелое наследие 1990-х

— Регион с невероятным потенциалом уже на протяжении долгих лет находится в числе глубоких аутсайдеров по всем показателям. Почему?

Курортный Романтик: чем «Архыз» привлекает туристов

Каким станет эталонный кавказский курорт в ближайшие годы

— Да, это больной вопрос, мы его решаем сейчас. Действительно если брать показатели и выявлять среднюю температуру по больнице, то развитие Северо-Кавказского макрорегиона отстает приблизительно в полтора раза от уровня развития в целом по Российской Федерации. Какие причины этого? Конечно, это тяжелые 1990-е годы, которые мы все с вами переживали. Они ударили по Северному Кавказу, шла война в Чеченской Республике, она так или иначе затронула весь Северный Кавказ. Промышленность была фактически разрушена, процветающий Дагестан в 1990-е годы потерял целые отрасли сельского хозяйства, экономики. То же самое касается и других республик.

Сейчас мы двигаемся более быстрыми, более активными темпами, для того чтобы выровнять уровень экономического развития Северного Кавказа и в целом его приблизить к уровню экономического развития Российской Федерации. Для этого пять лет назад было создано как раз наше министерство. Сейчас Северо-Кавказский федеральный округ признан приоритетной территорией опережающего развития. Я уверен, что такое внимание федерального центра и, в частности, внимание президента Российский Федерации и председателя правительства приведет к тому, что к концу 2024 года уровень развития Северного Кавказа будет не ниже среднероссийского уровня.

чеботарев

Министр РФ по делам Северного Кавказа Александр Чеботарев во время интервью

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Отток населения продолжается?

— Отток присутствует на сегодняшний день, и причин несколько. Прежде всего это, конечно, активный темп прироста, в среднем 6,8 человека на тысячу. В настоящее время население у нас составляет 9,67 млн человек. Я думаю, что в скором времени мы будем торжественно отмечать рождение десятимиллионного жителя Северного Кавказа. И при этом у нас на Северном Кавказе, к сожалению, наблюдается нехватка школ в ряде республик, особенно в Дагестане, Чечне, Ингушетии. Мне об этом неловко говорить, но дети обучаются в три смены, в XXI веке, в России…

«Нас не огорчает отток людей: они должны где-то зарабатывать»

Глава Ингушетии — о безработице, саде-гиганте и секрете роста рождаемости

— И это на фоне нехватки педагогов…

— Это нехватка педагогов и нехватка помещений. Это комплексная проблема, сейчас она решается в формате в том числе национальных проектов. Лично Ольга Юрьевна Васильева (министр просвещения РФ. — Ред.) контролирует, мы с ней постоянно это обсуждаем, она выделила 24,5 млрд рублей на решение этой проблемы. В рамках этого проекта будет построено 50 школ в Дагестане, Чечне, Ингушетии. И мы полагаем, что проблема будет решена.

Куда уходят деньги

— Для Северного Кавказа точкой роста может стать туризм?

— Есть три направления, которые у нас считаются ключевыми направлениями роста, туризм — в первую очередь. Бог дал Кавказу такой ландшафт, горы и море, равнины и уникальную минеральную воду, с ней не может сравниться никакая вода в мире. Ну и, конечно, люди, которые там живут, обладают уникальной культурой, уникальными традициями, в том числе традициями гостеприимства. Совокупность этих факторов предопределяет то, что туризм на Северном Кавказе развивается и будет развиваться более активно.

Кавказ

Туристы гуляют по территории Кавказского государственного природного биосферного заповедника им. Х.Г. Шапошникова

Фото: РИА Новости/Игорь Онучин

— Уже полным ходом идет эксперимент по курортному сбору. Как бы вы могли оценить итоги первого года? На ваш взгляд, целесообразно увеличивать его порог?

— Эксперимент у нас стартовал в мае прошлого года. Был подготовлен федеральный закон о курортном сборе, куда вошли несколько субъектов Российской Федерации — это Ставропольский, Краснодарский, Алтайский края и Республика Крым. Все деньги, которые поступают от отдыхающих, — допустим, в Ставрополе и Алтайском крае это 50 рублей, в Краснодарском крае это 10 рублей с человека в сутки — они идут в муниципалитеты сразу. Там созданы общественные советы, которые контролируют расход средств, и на них восстанавливают объекты курортной инфраструктуры.

— В вашем регионе что удалось сделать?

Карачаево-Черкесия изнутри: как не пройти мимо удовольствий

В небольшой, но гостеприимной республике Кавказа всегда рады путешественникам

— В целом за год, с мая 2018 года по конец мая 2019 года, собрано 465 млн рублей. Что касается Ставропольского края, то там собрано порядка 275 милн рублей. Эти деньги пошли на объекты инфраструктуры в Кисловодске, Пятигорске, Железноводске, Ессентуках. Например, на днях мы открывали парк «Цветник» в Пятигорске. Это уникальный, исторический парк, его посещал Александр Сергеевич Пушкин, там было очень много знаменитостей. Так вот, он полностью восстановлен. На это затрачено порядка 35 млн рублей, и теперь там можно отдыхать, наслаждаться, сидеть на скамеечках и видеть эту красоту. В Железноводске недавно восстановлены терренкуры протяженностью около 3 км, они стали безопасными, светлыми, там можно вечером гулять и отдыхать. Допустим, в Кисловодске реконструируются цветники, в Ессентуках восстановлена часть курортного парка, и таких объектов много. Это конкретный результат, поэтому я считаю, что эксперимент проходит удачно.

Все в сборе: на популярных курортах России отдыхающих по-прежнему попросят доплатить

Как будет работать курортный сбор в 2019 году и кого от него освободят

Везде идет эта работа, и, что очень важно, это прямо наша просьба и требование к муниципальным органам власти — везде ставить таблички, что объект восстановлен за счет средств курортного сбора, чтобы отдыхающий видел, куда идут его деньги.

— Какая инфраструктура, на ваш взгляд, должна восстанавливаться за счет этих средств?

— Решения, какие объекты выбирать для восстановления и строительства, принимает общественность. Допустим парк «Цветник», о котором я сказал. Министерство туризма Ставропольского края на своем сайте выставило целый ряд объектов и проводило опрос, какие объекты восстановить. И люди, и жители города, и туристы, и просто любые желающие, могли зайти и выбрать. Был выбран парк «Цветник», а если бы, допустим, общественность приняла решение построить памятник Пушкину или еще что-то другое, то было бы сделано это.

пятигорск

Парк «Цветник» в Пятигорске

Фото: РИА Новости/Денис Абрамов

Чуду чудное: чем заняться путешественнику в Махачкале

Всё, что вы хотели знать о Дагестане, но всегда стеснялись спросить

— Насколько был бы применим на Северном Кавказе опыт Сицилии по привлечению инвесторов, где за €1 выставляли средневековые дома при условии их обязательной реставрации?

— Мы, конечно, пока не рассматриваем таких вопросов, но почему бы и нет. У нас на Северном Кавказе очень много объектов, которые кому-то принадлежат, но не используются, не восстанавливаются, потому что кто-то взял когда-то и держит под себя. Мы прорабатываем сейчас вместе с законодателями правовые механизмы, что если организация не использует объект важного социального значения, курортный объект, то она должна платить высокий курортный налог. Либо она должна начать его использовать, продать или восстановить, то есть он должен работать. Продавать за рубль объекты — мы до этого еще не дошли, но давайте рассмотрим этот вопрос тоже.

«Все флаги в гости будут к нам»

— Ведете ли вы сейчас переговоры, возможно, с зарубежными инвесторами, с отельными цепочками, готовыми вкладываться в какие-то проекты?

«Мы делаем дело и меньше занимаемся политикой»

Врио губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов — о бюджете на триллион, туристическом сборе и отношении к оппозиции

— У нас три основные группы зарубежных инвесторов, с которыми ведутся переговоры. Первая группа — это европейская, но там есть свои нюансы сегодня. Вторая группа — это арабская, мы видим огромный интерес к тому, чтобы инвестировать в Россию. Там есть целый ряд условий, но они, в принципе, решаемые. И третье направление — это китайское. Они также проявляют интерес, присылают делегации, интересуются, присматриваются. Есть первые результаты — французская фирма ПОМА, которая производит подъемники, пришла на Северный Кавказ. Уже заключены соглашения, и в Кабардино-Балкарии сейчас приступили к сборке оборудования для подъемников. Для Северного Кавказа это актуально — горная территория и канатные дороги. Ведутся переговоры и с нашими иранскими партнерами, которые тоже рассматривают вопрос инвестиций в Северный Кавказ, в сельское хозяйство, это отдельная, очень интересная тема. Что касается зарубежного инвестора, он осторожно, но идет.

— С вашей точки зрения, отдых на курортах Северного Кавказа по соотношению цена-качество является конкурентоспособным?

— Сегодня уже да. Мы развиваем туризм, мы в него вкладываемся, видим, что восстанавливаются санатории, строятся новые отели, дома отдыха. Я люблю Кисловодск, исторический город, мы приезжаем туда с семьей отдыхать, и он каждый год меняется в лучшую сторону. То же самое я могу сказать и о Дагестане, Чеченский Республике, Кабардино-Балкарии — уникальной зоне Приэльбрусья, Карачаево-Черкесии, Архызе, Домбае — это всё меняется, там можно найти отдых на любой вкус. Сейчас мы можем говорить о том, что отдых на Северном Кавказе уже может конкурировать с зарубежным. Есть нюансы, мы их знаем и будем решать.

кисловодск

Посетители у колоннады в Кисловодском национальном парке

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— Вы ставили вопрос о дотациях?

— Мы его обсуждаем, министерство ставит вопрос только тогда, когда он полностью проработан. Сейчас мы обсуждаем дотации на авиаперелеты, организацию перевозок внутри региона — это важно, туризм должен быть мобильным. Сейчас на Северном Кавказе безопасно. Я не буду лукавить, но не только на мой взгляд, но и на взгляд многих-многих экспертов и моих коллег, безопаснее, чем в Российской Федерации. То есть можно приезжать, отдыхать и ничего не бояться, в этом плане порядок наведен. Даже есть определенные жалобы, что слишком много постов на дорогах…

«Неправильно шарахаться в разные стороны — это подрывает доверие»

Председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков — о закредитованности россиян, пенсионном капитале и жилищных сертификатах для детей-сирот

Пенсия для частника

— Давайте вернемся к курортному сбору. Расскажите поподробнее, возникали ли какие-то сложности с его администрированием, наверное, контролировать всех очень сложно, по крайней мере на данном этапе?

— Конечно, всё хорошее делается с трудом и медленно, только плохое делается быстро. Когда мы этот проект начинали, то столкнулись с целым рядом трудностей, но все они решаемые. Первое — вопрос по льготникам, у нас их 18 категорий сейчас, мы адаптируемся. Второе — вопрос администрирования. Очень умно к сбору подошли в Ставрополе и Алтайском крае: они увидели, что будут средства, и заранее уже предусмотрели строительство объектов. То есть они уже начали строить объекты, понимая, что средства будут, не стали ждать и терять время. В Краснодарском крае очень хорошую практику ввели — курортный сбор взимается прямо в момент заселения. Потому что были моменты, когда люди сразу не платили, потом уезжали, меняли место жительство, и возникали проблемы. Вот мы сейчас обмениваемся опытом, учитываем все недостатки. И еще один важный момент мы видим: когда средства курортного сбора объединяются с другими средствами, в том числе от государственного и частного партнерства, то результат гораздо выше.

Чеботарев

Министр РФ по делам Северного Кавказа Александр Чеботарев

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Планируете ли вы распространять курортный сбор на частный сектор? Каким образом это можно организовать и как контролировать?

— Интересный вопрос, мы это тоже обсуждаем. Но частники часто незаметны для государства — человек, у которого есть 2–3 дома или квартиры, сдает их через газеты или интернет. Наша задача сделать так, чтобы они тоже платили курортный сбор. Один из вариантов: они могут регистрироваться как самозанятые. Что это им дает? Их гость платит символические деньги, небольшие на самом деле, и взамен они получают государственные гарантии как самозанятые, выходят на белую, решается пенсионный вопрос в том числе. Это не значит, что мы хотим у них выманить деньги или что-то узнать о них. Это тяжелый пласт, но мы уже начинаем говорить и объяснять населению, что это можно делать.

Источник: iz.ru