Петровское чудо: фонтаны Петергофа разменяли четвертый век | статьи на bitclass

19 августа 1721 года в резиденции Петра Первого – Петергофе – в присутствии иностранных гостей были запущены фонтаны. Удивлению зрителей не было предела. Мало кто верил, что император сможет вдохнуть жизнь в позолоченные статуи. Инженеры долго искали воду. Ее обнаружили более чем в 30 километрах от дворца. До сих пор эти истоки питают всю систему, которая, как и 300 лет назад, работает без единого насоса.

120 МЕТРОВ НАД УРОВНЕМ МОРЯ

В летний сезон по утрам в Петергофе непривычно тихо: фонтаны молчат, на ночь их отключают. В 09:50 на площадку перед Большим каскадом поднимается Александр Корсаков. У него в руках приспособление, сваренное из двух отрезков труб. Здесь эту конструкцию называют ключом. Этим инструментом мастер поворачивает чугунный вентиль. В воздух одновременно взмывают тысячи струй.

За сутки здесь проливается около 8 миллионов литров воды. Но прежде чем вырваться на волю, она проделывает огромный путь.

Более чем в двух десятках километров отсюда, в Ленинградской области, на Ропшинских высотах – бьют ключи. В 20-е годы XVIII века специальная экспедиция обнаружила тут пруд с очень холодной водой, которая даже летом не нагревается выше +5 градусов.

Хранитель экспозиции ГМЗ «Петергоф» Сергей Бондарев, рассказывает – эта находка была долгожданной: «Ведь Петру не раз предлагались различные схемы напитания водой фонтанов. На полном серьезе существовала версия в районе Верхнего сада поставить, вырыть колодец, поставить лошадей, которые бы своей силой поднимали воду наверх. Но Петр отрицал проект за проектом, ему не нравилось».

Водоем в деревне Глядино стал источником всей водоподводящей системы фонтанов. По сути инженеры того времени воспользовались уникальным рельефом местности и законами физики. Ключи бьют на высоте более 120 метров над уровнем моря. А Петергоф расположен на высоте 18 метров. Между ними под руководством Петра Первого были прорыты каналы и пруды, по которым вода самотеком устремилась вниз.

Водную стихию, правда, пришлось усмирить. Чтобы бурный поток не сбил с ног фонтанную скульптуру и не смыл все на своем пути, в Вернем саду сделали несколько водоемов. В них по ночам набиралась вода. 300 лет спустя принцип не изменился.

САМСОНОВА ТРУБА

Осенью 1720, зимой и весной 1721-го года буквально вгрызаясь в промерзшую землю, строители прокладывали путь воде. Они рыли каналы, обустраивали пруды.

Экскурсовод ГМЗ «Петергоф» Олег Ганцев говорит, что работы велись спешно: «В очень сжатые сроки был построен водоподводящий канал. Причем надо не забывать, что время строительства Петергофа это еще и время, когда шла Северная война против Швеции. Поэтому в основном на строительство нашего водоподводящего канала были задействованы люди, служившие в тогдашней армии».

Император хотел, чтобы фонтаны били на десятки метров вверх. Чтобы увеличить давление воды на всем пути от ключей до Петергофа, установили 24 шлюза и дамбы.

А позже по дну от водоемов проложили еще и трубы. В начале XVIII века их делали из лиственницы и мореного дуба. Топорами выбивали середину и пускали воду. Теперь их можно увидеть только в гротах, расположенных под Большим каскадом, там сегодня музей.

О водоподводящей системе знает если не все, то почти все Александр Корсаков. Он работает фонтанным мастером 8 лет. Пришел сюда на подработку и остался – профессия затянула.

Он рассказывает: «Старый водовод был выполнен из дерева, сейчас, конечно же, используются более современные материалы: допустим, чугун. Но все равно сама суть – она осталась той же самой. Мы только немного поменяли материалы».

Из-за большого диаметра часто в трубах застревал крупный мусор. Защитные решетки установили позже. А тогда, в 18 веке, засоры чистили худые мальчишки, которые могли пролезть внутрь.

Вообще работать в фонтанной команде тогда было тяжело и даже опасно для здоровья. Когда дерево начали менять на чугун, многие, вспоминает хранитель экспозиции ГМЗ «Петергоф» Сергей Бондарев, получали отравление парами тяжелых металлов: «Фланцы, стыки труб, прокладывались сначала кожей, свинчивались болтами и дальше обливались свинцом. С помощью чеканки лишний свинец можно было убрать».

Сейчас, во время ремонта и реставрации, применяют ту же технологию, она надежная – но мастера работают в масках и со специальным оборудованием.

А еще для удобства все коммуникации, говорит фонтанный мастер ГМЗ «Петергоф» Александр Корсаков, теперь покрашены в разные цвета, чтобы даже новичкам было легко ориентироваться под землей.

«Это труба Самсона, она самого большого диаметра, труба красная. Розовая труба – пьедестал. Зеленая и голубая – это трубы, которые ведут воду к фонтану «Каскад» и «Корзина», – рассказывает он.

Под землей, в гротах, видно: чем ближе к фонтанам – тем уже труба. Перед форсунками она становится совсем тонкой, для увеличения давления. Благодаря этому струя Самсона бьет вверх на 20 метров. Трудно поверить, что без помощи насосов. Но их здесь нет совсем. Исключительно сила воды и ни одного киловатт-часа затраченной энергии.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Почти 300 лет водоподводящая система работает без сбоев. За этот срок фонтаны были свидетелями эпохальных событий: смены императоров, государственного строя и Великой Отечественной войны. Как раз в немецкую оккупацию жизнь в Петергофе остановилась. Авиаудары разрушили каналы, разорвали трубы, осушили пруды. Парк и дворцы были разграблены.

Водоподводящую систему восстановили быстро…но жемчужину – скульптуру Самсона – найти так и не смогли. Во время войны она пропала.

В 50-е годы XX века реставраторы по чертежам и фотографиям восстановили фонтан и он занял свое историческое место.

ЛОВКОСТЬ РУК И НИКАКОГО НАСОСА

Неповторимый водный рисунок фонтанов, оказывается, дело рукотворное. Каждую струю в Петергофе настраивают индивидуально, с помощью вентилей. И так целый день, с поправкой на ветер, осадки и даже изменение температуры воздуха.

Чем больше форсунок – тем больше работы у фонтанщиков, делится Александр Корсаков: «Мы сейчас под фонтаном «Корзина», это центральный фонтан «Большого каскада»¸ прямо над нашими головами сейчас вырываются струи и здесь находится распределительный узел, мы его называем осьминог. Этот распределительный узел из чугуна, от него отходят свинцовые трубы, каждая из которых подает воду на свою отдельную насадку. И так же каждую отдельную насадку мы можем регулировать по высоте такими вентилями».

Особенно много хлопот с «Пирамидой». Она соткана из 505 водных струй, которые расположены на семи уровнях. Чтобы сохранить четкие геометрические очертания и пропорции, требуется высокое мастерство. Петергофские фонтаны сложнее версальских, говорит экскурсовод ГМЗ «Петергоф» Олег Ганцев: «В Версале есть фонтан «Обелиск», и Петр, восхищенный в свое время Версалем, решил прообразом нашей «Пирамиды» использовать фонтан «Обелиск», правда, улучшенный европейский образец. Версальский обелиск был трехгранный, а наша пирамида с учетом поправок императора стала четырехгранной пирамидой».

Без единого мотора вращается вокруг своей оси фонтан «Солнце» – в движение его также приводит только сила стихии.

КРУГОМ ВОДА

Петергофские фонтаны питает родниковая вода: в ней водится рыба, а еще много известняка, вредного для позолоты. Поэтому скульптуре устраивают душ, чтобы не было налета. А еще часто прочищают форсунки от плавников, ракушек, песка.

Но куда же деваются все 8 миллионов литров воды? Она растекается по всему парку, в ручейках на окраинах, и в большой Морской канал в центре.

В петровское время он еще и другую роль исполнял, говорит фонтанный мастер ГМЗ «Петергоф» Александр Корсаков: «Раньше он был шире, в чаше не было центральной скульптуры Самсона. И мы с вами, попав с помощью кораблей до канала, пересаживались на лодки и по воде мы могли попасть в большой парадный грот. Отсюда и произошла эта фраза – с корабля на бал!»

Большое путешествие воды с Ропшинских высот заканчивается в Финском заливе. Она преодолевает большой путь через дамбу, каналы, накопительные пруды и Петергофские фонтаны и в конечном счете попадает в Балтику.

Добавить комментарий