Таблица размножения: почему поддержка матерей в Венгрии разгневала европейских либералов

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан выступил с неожиданной, но, в общем, понятной инициативой — освободить от подоходного налога женщин, имеющих четверых и более детей. Предложение встретило шквал критики со стороны «прогрессистов» — колумнистка британской The Guardian, к примеру, обвинила Орбана едва ли не в «сексуальной эксплуатации» венгерок. «Известия» разбирались, что конкретно так разозлило сторонников «европейских ценностей».

Впереди пустыня

Потеряет ли Россия 10 млн населения к середине XXI века

Все там будем?

Пока астрономы вглядываются в бездонную космическую глубину и прикидывают, какие угрозы она несет человечеству, пока сама Земля шантажирует человеческий род разрушительными природными катаклизмами, пока красные кнопки на ядерных чемоданчиках не дают забыть о потенциальной угрозе разрушения всего и вся, оказывается, что человечество рискует оказаться под угрозой вымирания без шумных спецэффектов, по причине сокращения и отказа от воспроизведения.

Подобная перспектива обыгрывалась и осмысливалась в массовой культуре, и не раз. В фильме «Дитя человеческое» весь сыр-бор разгорелся вокруг последнего(!) ребенка, рожденного стареющей обреченной цивилизацией. Фантастическая метафора в картине доведена до абсурда, но, по словам ученых, закон гиперболического роста численности населения и правда прекратил свое победное шествие примерно в середине прошлого века. Ближе к его концу стали снижаться темпы абсолютного прироста, а потом наступил 2005 год, который, по мнению профессора Сергея Капицы, стал своеобразной точкой невозврата, рубежом, перевалив который человечество, предположительно, войдет в режим замедления, симметричный периоду гиперболического роста.

Дети

Фото: Getty Images/PhotoAlto/Anne-Sophie Bost

Сказку сделать убылью: как и почему вымирает Украина

Ежегодно страна теряет сотни тысяч человек

Демографические теории выдвигаются и критикуются, и прогнозы о вымирании человечества трудно воспринимать всерьез где-нибудь на рыночной площади в Калькутте или в час пик на станции токийского или московского метро. Есть и мнение, что по степени раздутости проблема сродни не менее рейтинговому кризису глобального потепления. Но если вы не владеете картиной в целом, посмотрите вокруг и ответьте на вопрос: «Как часто рожают сегодня ваши соотечественницы?» Большинство пожмет плечами: как рожали, так и рожают. Кто по пять и семь детей, кто по одному, кто-то не в игре по техническим причинам, а кто-то со всей ответственностью отказывается «плодить нищету» и придерживается мнения о глобальном перенаселении планеты.

Цветы жизни

Сегодня по-прежнему безудержно чадолюбивы евреи-ортодоксы, русские староверы, американские амиши и мормоны. И мусульмане, конечно, — куда ж без них. Но в развитых демократических странах феминизм и эмансипация оказались настолько влиятельны, что сформировали дискурс не только на уровне модной прессы и тусовки, но и демографической кривой, которая заметно поползла вниз, когда женщины отвоевали себе свободу распоряжаться своим телом и получили право жить, не подтверждая свою основную, как всегда считалось, функцию или выполняя ее по минимуму.

Дети

Фото: Getty Images/Lorado

То, что одни страны пухнут от перенаселенности, глобально уравновешивается европейской тенденцией рожать поздно, мало или и вовсе отказываться от создания семьи. В Европе самый высокий коэффициент рождаемости пока во Франции, где на каждую женщину приходится в среднем 1,92 ребенка. Впрочем, стараются на ниве деторождения отнюдь не природные дочери Галлии: рост обеспечивают в основном мигранты из Северной Африки и других бывших колоний. В хвосте рейтинга оказались чадолюбивые, но не сильно привечающие приезжих Италия и Испания, где та же усредненная цифра стремится к показателям 1,34 и ниже. Для сравнения: в Нигерии тот же самый коэффициент показывает несравнимые с европейскими показателями 7,24 ребенка на среднестатистическую нигерийскую женщину. И ничего, что страна хоть и обладает сегодня крупнейшей в Африке экономикой, по ВВП на душу населения находится в конце второй мировой сотни. Мечтает Европа о таких показателях или нет, но не все страны Евросоюза готовы терять в цифрах и размывать собственный этнос на волне смешанных браков и иммиграционных волн.

Обход платы: к чему привело введение безусловного базового дохода

В Финляндии подвели первые итоги двухлетнего эксперимента. Его результаты могут опровергнуть всю идею

Своих нарожают

Сама по себе тема чистоты этноса слишком опасна и спорна, и борьба за национальную идентичность не раз заводила в трагические цивилизационные тупики. Но европейская повестка сегодня формируется под влиянием сгущающейся паники на предмет снижения рождаемости, с одной стороны, и не менее мощного иммиграционного фактора, с другой.

И тут у каждой страны и стороны свои идеи. Премьер-министр Венгрии, выдающей в последние годы печальную кривую демографических рейтингов, население которой сократилось с 10,7 млн до 9,7 млн за последние 40 лет, выступил с программой поддержки материнства, переполошившей прогрессивные СМИ и умы Евросоюза. Правительство Виктора Орбана обещало пожизненно освободить от налогов матерей, родивших четверых детей, посулило беспроцентные кредиты до €36 тыс., долг по которым будет автоматически аннулироваться, как только пара предъявит своего третьего ребенка, плюс всякие другие пряники, например строительство льготного жилья для многодетных венгерских семей и дополнительные 2,5 млрд вложений в развитие сферы национального здравоохранения. На идею пополнять население «пустеющей» Европы притоком «свежей крови» известно откуда Орбан ответил без обиняков: «Нам не нужны просто цифры. Нам нужны наши венгерские дети». Поскольку сегодня ни одна из заметных политических и социальных инициатив не проходит без встречной реакции, пара тысяч человек немедленно вышли к офису премьера, чтобы выразить свой протест, а европейская пресса запаниковала, обвинив «националистических лидеров» в том, что они «стремятся контролировать женские тела».

Дети

Премьер-министр Венгерской Республики Виктор Орбан

Фото: Global Look Press/Annegret Hilse/SVEN SIMON

И вот тут начинается самое интересное. Почему дальновидные скептики приуныли на волне победных блицкригов движений, подобных #MeToo? Потому, что только на первый взгляд сложно связать демографические кривые и акции «смелых женщин». В числе основных причин неуклонно снижающихся коэффициентов рождаемости, причем практически по всему миру, называют доступную и надежную контрацепцию и растущее число образованных и работающих женщин. Этот спор может быть бесконечен — только популист и безумец будет настаивать на возвращении темных времен с подпольными абортами и образованием в пределах вышивания и готовки борща. Но право распоряжаться своим телом и жизнью и реализовываться по личному усмотрению активизировало альтернативу, которую, как оказалось, ждали веками. Независимость женщины стала не просто революционным прорывом в области гендерных свобод, она повлияла на демографию и заставила специалистов нервно подсчитывать убыль населения и прикидывать начало конца света. И это притом, что до окончательной победы феминизма еще так же далеко, как до Луны.

Сход за развал: жители Европы устали жить в «общем доме»

Новая позиция евроскептиков, неприятности Мэй и Меркель и другие итоги года ЕС

Столкновение принципов

Да, мощнейший уровень спекуляции здесь несомненно есть, поскольку на снижение рождаемости, предположим, действительно роковое для человечества (хотя есть и ровно противоположные теории перенаселения планеты и естественного регулирования численности населения в концепции филогенеза), влияет масса факторов, помимо увеличения количества стипендиаток MBA и доступности презервативов. Экономические кризисы, растущий уровень невротизации общества, боязнь необеспеченного будущего, боязнь будущего вообще и многое другое. Но какую «уверенность в завтрашнем дне» демонстрирует население Африканского континента, пухнущего от постоянного прироста населения? Да, бедняки всегда плодились и размножались, но в развитых странах уже нельзя объяснить снижение уровня рождаемости только с позиции так называемых помех. Стимулом к созданию большой семьи становится не столько наличие стабильного дохода и счета в банке, сколько «концепция потребности в детях». Если она проседает, никакая стабильность не спровоцирует рост радующих душу коэффициентов. И здесь популисты, наяривающие на своих примитивных гуслях беспроигрышный мотив о «цивилизационных скрепах» и «женском предназначении», только отвлекают от роста противоречивой и спорной тенденции жить ради себя и реализовывать идею продолжения рода не столько в биологическом, сколько в социальном смысле. Снижение рождаемости всего в паре поколений становится причиной старения общества, за продолжительность жизни которого бьются медицина и фармакология, и интерес ученых и общества к тенденции долголетия только набирает обороты.

Дети

Активисты движения MeToo 

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/DEROS ANDERS

Теперь посмотрим опять на движение #MeToo. Отчаянная атака сильных, но не факт, что умных женщин, привела к тому, что в ответ на меры правительства маленькой, но гордой Венгрии британская The Guardian реагирует выпадом с предсказуемым и программным, но по-своему абсурдным энтузиазмом. Виктор Орбан и его министры виноваты уже в том, что смотрят на женщину не как на человека и личность, а как на инструмент регулирования демографической политики и инкубатор счастливого будущего своей страны, которая, ко всему прочему, еще и хочет плодить именно венгров, а не ассимилировать беженцев. И тут венгерский политик попадает под такой огонь актуальной повестки, что только держись. Это раньше проблемы были на уровне: «Ах, он придержал дверь и пропустил женщину, значит, он ее не уважает!» Сегодня, если ты повысил дотации в декретном сегменте или увеличил выплаты за каждого последующего ребенка, ты предал идеи равенства и совершил преступление против новой человечности.

Санкции для Будапешта: Венгрию накажут за мигрантов

Чем грозит Евросоюзу и остальному миру жесткая резолюция Европарламента

Есть, правда, еще одна проблема, о которой говорят социологи и ученые. Демографическая политика, основанная только на экономических рычагах, где бы они ни применялись — в России, Венгрии, Польше или Бразилии, сама по себе еще никогда не давала желаемых результатов. Для того чтобы механизм гиперболического роста населения заработал вновь в поступательных величинах, люди должны хотеть «плодиться и размножаться», и увеличение выплат, льгот и дотаций здесь может стать только броскими манипуляциями, которыми не обманешь и не соблазнишь ни венгерскую, ни британскую женщину.

И есть еще один вопрос: не слишком ли торопятся с апокалиптическими прогнозами о вымирании наций и человечества в целом политики, которые, как правило, преследуют самые мутные интересы на фоне самых гуманных идей?

Хотя, возможно, под соусом очистительного гнева и в пламени #MeToo сгорят еще и не такие инициативы.

Источник: iz.ru