«В Кыргызстане говорят: «Лошади у тебя может и не быть, но седло должно быть обязательно!» | статьи на bitclass

В Кыргызстане гордятся тем, что сохранили не только свою аутентичную породу лошадей. Там еще и мастера остались, которые знают секрет того, как сделать настоящее кыргызское седло.

Одомашнивание дикой лошади – заслуга кочевников. Это по-настоящему изменило жизнь человека, дав ему возможность передвигаться быстрее и на дальние расстояния, а значит – открывать и покорять новые земли. Вместе с тем появился такой экстремальный вид езды, как джигитовка. Это сегодня гимнастические и опасные трюки на скаку воспринимаются как шоу, а ведь когда-то от умения свободно и уверенно держаться в седле зависела жизнь наездников. Кочевники были опытными войнами, которым не было равных. Изворачиваться, сидя в седле, от стрел и сражать противника на скаку – вот изначальное назначение искусства джигитовки. И тут жизнь воина зависела не только от быстрого скакуна, но и от седла. Оно словно переходник, соединяющий двух: человека и лошадь. И важно, чтобы для обоих седло было удобным и не мешало этому тандему.

«У кыргызов говорят: «У тебя может и не быть лошади, но седло должно быть обязательно», – говорит Русланбек Жаманов, мастер по седлам.

В Кыргызстане хорошие седла всегда были в большой цене. Они и по сей день дорогой предмет наследования. Мастера же, которые их делают, никогда не сидят без работы. Ведь для Кыргызстана кочевой образ жизнь до сих пор актуальная реальность. В республике развито скотоводство. Вместе со стадами и семьями кочевники по весне перебираются на жайлоо – летние пастбища в предгорных и горных районах республики, а ближе к осени возвращаются на зимовку. Ну, а если понадобится новое седло, то за ним знающие всадники едут в Иссык-Кульскую область, где живут признанные мастера.

Авен Сурабаев, мастер по вырубке основы для седла.

Основу кыргызского седла делают преимущественно из тополя. При этом мастер уже на стадии вырубки болванки учитывает рост всадника. Это важно, чтобы потом седло было впору. После того, как вырежут заготовку, ее тщательно высушивают, а потом еще кипятят 24 часа в аммиачной селитре. Это делают для того, чтобы дерево стало крепким и не впитывало влагу. Дальше заготовку шлифуют и только после этого обтягивают бычьей кожей. Конечно, обо всех тонкостях своего ремесла мастера обычно рассказывают неохотно – все-таки это их заработок. Тем более что многие технологические премудрости, которые раньше передавались исключительно по наследству, за годы советской власти были практически утрачены. Так что современникам по крупицам приходилось собирать информацию о том, что такое на самом деле кыргызское седло и в чем секреты его создания.

Русланбек Жаманов вот уже 10 лет делает кыргызские седла.

Вот уже 10 лет Русланбек Жаманов делает седла. В год примерно около 15 штук.

Жаманов: У всех кочевых народов были свои седла. Но после того, как Советский Союз распространил свое влияние, актуальность кыргызского седла потерялась. Потому что им на смену пришли кавалерийские русские седла, обыкновенные. Всем скотоводам государство выдавало именно такие седла. Я помню, как мой дед, он тоже разводил скот, получив такое седло, разбирал его и заново собирал уже под себя.

Корр.: То есть в какой-то момент секреты мастерства были почти утрачены?

Жаманов: Да, действительно, со временем они стали утрачиваться. Во времена Союза считанные люди умели делать кыргызские седла. Примерно в 70-е годы появились государственные предприятия, которые пытались восстановить технологию производства юрт, седел, обучали этому детей… Но, видимо, не тех людей выбирали в учителя, потому что выходили какие-то штамповки, и они не получали никакого спроса. Но в наши дни ситуация изменилась. Вот, например, Авен Сурабаев, он мастер по вырубке основы для седла. Сейчас его седло пользуется большим спросом. Ежегодно минимум 15-20 штук уходит в Казахстан.

Корр.: Получается, что кыргызские мастера и соседей седлами обеспечивают?

Жаманов: До границы казахи говорят «кыргызское седло». А за границу перешагнули, и это уже «казахское седло». С юртами то же самое. У нас в Тонском районе делают юрты, казахи приезжают, покупают и до границы это «кыргызская юрта», а через границу – уже «казахская». У нас с ними культура схожая, поэтому так и получается. Но у них нет таких мастеров, как у нас.

Корр.: Вы говорите, культура одинаковая… Но все равно же разница есть?

Жаманов: Основная разница в том, что у нас вертикальное кочевание. У нас же горы, и мы кочуем в основном по горам, по вертикали. А казахи кочуют по горизонтали. То есть по степям, с севера на юг, а потом возвращаются к себе на зимовку.

Кыргызское седло

Весь процесс по созданию кыргызского седла занимает около месяца. И стоит оно недешево. Хороший мастер, известный своей работой, может запросить до 1000 долларов, а то и больше. Зато срок годности не ограничен. Седло может служить веками.

Жаманов: У кыргызов издревле седло передавалось по наследству: от отца к сыну. И так до сих пор. Родительское седло никогда не продается. В некоторых семьях есть седла, которым по 150-200 лет. Часто седло дарят уважаемым людям. Седло дороже, чем сама лошадь.

Корр.: А сейчас среди мастеров, которые делают седла, большая конкуренция?

Жаманов: Да, конкуренция есть. К сожалению, люди не сразу могут различить, где хорошая работа, а где не очень. Если снаружи блестит – значит хорошо. Но ведь именно основа, деревянная часть седла, которая скрыта под кожей, определяет его качество. А это так просто не увидишь. Те люди, которые постоянно занимаются лошадьми и ежедневно ездят в седле, легко определяют качество. Большинство же смотрят на внешний вид седла: кожа, аксессуары… Это могут сделать многие, а вот само седло правильно вырубить – это не каждому дано.

Еще один атрибут, без которого не обходится ни один кочевник, – камчи. Это плеть, сшитая и сплетенная из кожи. У тех, что попроще, рукоять сделана из дерева, а вот для камчи подороже, обычно такие преподносят в подарок, в качестве рукоятки ножка косули. Выглядит такая плеть дорого и эффектно.

Авен Сурабаев плетет камчи (плетка)

Кыргызское седло приспособлено не только для кочевки, но и для игр. В Кыргызстане любят игру кок-бору или по-русски – «козлодрание». Это когда между двумя командами конных всадников идет борьба за тушу козла, которую надо забросить в ворота противника. Игра эта особенно популярна среди народов Центральной Азии. Кстати, современные правила игры для спортивных соревнований разработали в 1996 году именно в Кыргызстане. По этим правилам теперь проходят все международные соревнования. Команда по кок-бору, к слову, есть даже во Франции.

Жаманов: Наше седло делается таким образом, чтобы можно было с его помощью удержать захваченную во время состязания тушу козла. В общем кыргызское седло на все случаи жизни подходит. И для работы, и для игры.

Добавить комментарий