Баронские развалины | статьи на bitclass

1870 год. Барон Михаил Врангель только закончил строить усадебный дворец. В готическом стиле, тогда это было модно. Вот Врангель и задумал возвести двухэтажный кирпичный особняк в виде рыцарского замка.

Имение множеством построек напоминало средневековый городок. Хозяйственные домики – из булыжного камня, что придавало им мощный вид. В конце XIX века в имении были кузница, конюшня и даже два завода: известняковый и кирпичный. Для собственных нужд. Поэтому на кирпичах – ни одного чужого клейма.

Врангели могли себе позволить. Их считали одной из самых богатых семей Российской империи. Историки говорят, что внутри дворец был не менее роскошным, чем снаружи: высокие колонные залы, там часто устраивали балы, а на стенах висела коллекция оружия.

Правда, сейчас уже сложно сказать, что и где конкретно располагалось. Да и внешний вид усадьбы сегодня скорее отпугнет. Фундамент просел, крыша обвалилась, одна из крепостных башен полностью разрушилась. Бродяги используют поместье как ночлежку, а местные жители воспринимают как свалку. О том, что это памятник архитектуры, говорит только выцветшая табличка неподалеку.

Руины родового гнезда Врангелей находятся в Ленинградской области. Всего в 50-ти километрах от Санкт-Петербурга, в деревне Торосово. Некоторые гиды включают «заброшку» в список «must see», экскурсионные компании привозят сюда организованные группы туристов. Индивидуальные путешественники нередко заезжают посмотреть на разваливающуюся историю.

Вот только развитого туристического маршрута рядом нет. Да и состояние усадьбы, кажется, не заботит местные власти. С каждым годом имение выглядит все хуже. Усадьбу не восстанавливают и даже не охраняют.

«Усадьба Врангелей имеет документацию по восстановлению, сделанную еще в советское время. Фактически до дверной ручки, – говорит краевед Юрий Петров. – И даже сейчас, несмотря на то, что она в таком тяжелом состоянии, ее можно восстановить, из этих руин поднять здание».

По словам Юрия Петрова, желающие «поднять из руин» были. За последние 15 лет нашлось три инвестора. Один из них – Марина Глебовна (фамилию краевед называть отказался) – хотела выкупить усадьбу целиком, вернуть ей «баронский» вид и устроить там базу отдыха. Правда, так и не смогли разобраться, «чье же это поместье теперь?».

После революции 1917-го года имение Врангелей национализировали. Последнему из рода баронов – Петру Михайловичу – разрешили жить в родном доме, но без каких-либо прав.

В 1918-ом пьяные солдаты ворвались во дворец, разбили окна, вынесли ценные вещи, а напоследок расстреляли хозяина усадьбы. Жена вместе с детьми убежала в Петроград, а потом за границу. Поместье опустело.

Люди вернулись в усадьбу уже после Великой Отечественной войны. Тогда в главном дворце сделали общежитие, другие постройки превратили в склады, где хранятся запчасти для косилок и тракторов. Позже дворец успеет побывать сельским клубом, библиотекой и, наконец, школой. Это последнее, что запомнили стены главного дома.

В начале 90-х школу перенесли в другое здание. Особняк за ненадобностью заперли. Кто стал его хозяином в лихие годы – до сих пор неизвестно. Но именно тогда некогда величественный замок начал разрушаться. Может, стоял бы и сегодня, но подключились местные жители. Стали разбирать по кирпичику – в хозяйстве все пригодится.

«Снимали кирпич, потому что на тот момент в продаже не было, и они разбирали на свои нужды, – рассказывает краевед Юрий Петров. – Все с округи слетелись, приезжали на тракторах, остановить их никто не мог».

По словам Петрова, земля, на которой стоит поместье, и хозяйственные постройки еще в 90-е отошли племенному заводу, а усадебный дворец – государственному бюджетному учреждению «Музейное агентство». Организация объединяет 28 музеев Ленинградской области. Краевед показывает документы, датированные 2005-ым годом. С тех пор, говорит, похоже, ничего не изменилось:

«Мы обращались в Департамент охраны памятников, в местную администрацию, но сейчас до сих пор не выяснили, на каком основании организации владеют усадьбой».

Чиновники объяснили: официальный собственник дворца Врангелей – правительство Ленинградской области. Но около 20 лет назад оно действительно передало усадебный дом в пользование «Музейному агентству». О плачевном состоянии «заброшки» там знают, но охранять ее, консервировать, а уж тем более восстанавливать не собираются – не видят смысла.

«У нас нет возможности использовать этот усадебный комплекс в целях основного вида деятельности, то есть музейной деятельности, – объясняет директор «Музейного агентства» Леся Колесникова. – У нас нет для этого какого-то музейного собрания тематического, которое могло бы быть представлено именно в этом объекте, а вложение средств в объект, который в данный момент не используется, не является обоснованным».

В «Музейном агентстве» и рады бы передать дворец баронов инвесторам. Но говорят, ни разу меценаты не обращались. Вероятно, желающие, о которых говорит краевед, до чиновников не доходили.

Зато в областную администрацию обратилась Леся Кропачева. Правда, она не претендует на главный усадебный дом, ей нужны только две хозяйственные постройки и конюшня. Женщина переехала в Торосово пять лет назад, организовала детскую театральную студию, но постоянного места для занятий с ребятами нет. Вот Леся и хотела бы выкупить постройки поместья и отреставрировать. В маленьких домиках сделала бы технический объект и административный корпус, а в бывшей конюшне – саму студию.

«Конюшенный корпус он больше и, по сути, если приложить немного усилий, только поставить крышу и даже сохранить часть стен, а дальше сделать павильоном стеклянным, можно уже использовать как выставочный зал», – говорит Леся.

Леся мечтает оживить здесь туристический маршрут. Но уже год женщина не может добиться ответа на вопрос: кто владелец построек? Если с собственником дворца разобрались, с другими зданиями – по-прежнему много вопросов.

«Пошли в отдел культуры областной, там подняли документы, которые есть по усадьбе Врангеля и хозяйственных построек. В этом огромном талмуде ничего не увидели, – рассказывает Леся Кропачева. – Они сказали, что формально отданы племенному заводу в хозяйство. С племенным заводом стали разбираться с бумагами, они тоже не могут понять, на каком основании они им владеют, имеют ли право распоряжаться этой землей или она только у них в аренду».

В кино такие сюжеты называют – «с открытым финалом». Баснописцы выводят мораль: «а воз и ныне там». Философы задаются вопросом: «что делать?». Инвесторы лишь разводят руками.

Чиновники пытаются найти выход: в этом году в Ленинградской области запустили программу «Аренда за рубль». Теперь заброшенные имения, поместья и дачи можно будет не покупать, а взять у государства во временное пользование. Платить – рубль за квадратный метр в год.

«Мы хотели бы, чтобы в течение двух лет был разработан проект реставрации с момента заключения договора, – говорит заместитель председателя правительства Ленинградской области, председатель комитета по сохранению культурного наследия Владимир Цой. – И, чтобы этот проект реставрации, так как это объект культурного наследия, прошел согласование с органом охраны, то есть с комитетом по сохранению культурного наследия, и в течение семи лет реставрация была завершена».

Программа распространяется только на здания, которые находятся в собственности Ленинградской области, считаются объектами культурного наследия и находятся в аварийном состоянии. Под эти критерии подходит и дворец Врангелей. В правительстве говорят, есть все основания выставить его на торги.

Остается только надеяться, что инвесторов заинтересует предложение властей и усадьба их дождется. У баронов Врангелей был семейный девиз: «Ломаюсь, но не гнусь». Вот и имение под стать хозяевам – рушится, но не падает. На протяжении последних 40 лет.

Добавить комментарий