Белорусское Полесье: чем торговали на пинских торгах и для чего каждый ли житель имел свою лодку? | статьи на bitclass

Полесье. Особенный регион. Не каждый белорус понимает речь местных деревенских жителей. Здешний диалект – это смесь белорусского, русского, украинского, польского языков, иврита. На «пешеходке» негласной столицы белорусского Полесья – Пинске – гостей встречает бронзовый «пинчук». Загибая палец, он как бы говорит: «Во-первых, я из Пинска». Местные всегда гордились своим происхождением. Но характер и образ жизни полешуков всегда определяла… Припять. Это река стала символом региона.

Весной Припять разливается на километры. С высоты птичьего полета хорошо видны масштабы. Причем, сейчас она обмелела. Виной – летние засухи. Еще несколько десятилетий назад в паводок деревни превращались в Венецию. Уровень воды поднимался до четырех метров. Было принято торговать прямо с лодок. Жители окрестных деревень причаливали у деревянного настила к берегу. Привозили продукты, выращенные на собственном огороде, посуду из болотной руды. Место прозвали «пинто»: пинские торги. Так в городе торговали вплоть до шестидесятых годов прошлого столетия. В Музее белорусского Полесья хранится лодка, которая, возможно, тоже служила прилавком в «магазине» на воде. Нашли ее пять лет назад на пересохшем участке Припяти.

«Лодка – это было основное транспортное средство на Полесье. По-другому было добраться до города невозможно. Особенно, когда разливались реки Пина и Припять, это было сплошное море за городом», – рассказывает старший научный сотрудник Музея Белорусского Полесья Анна Садовская.

Раньше в деревнях было много лодочных мастеров. Работали на совесть. Ведь только на лодке можно было добраться в магазин или к врачу. Мастерили «челны». В старину такие лодки называли «чёвен».

«Мой отец подготавливал лодку и «чёвен» к весне и к лету. Лодку конопатили, смолили. У нас говорят – «на поленце» ставили ее, переворачивали. И уже второй слой делали», – вспоминает местная жительница Нина Ермолич.

Челны часто называли «душегубками». Их выдалбливали из цельного ствола дуба. Язычники верили, что у дерева есть душа, которую губят мастера. Челны были маневренными, но неустойчивыми. Нина Ермолич в детстве очень боялась садиться в них. Но выбора не было. В прошлом веке вода в Полесье спадала только в июне, поэтому лодки являлись единственным транспортом. Нина Ермолич вспоминает:

«Мы на таких лодках прямо в школу приплывали. Привязывали к крыльцу – и на занятия. Затем по очереди: сначала один забрал моего сына и дочь, завтра – другой. Без такой лодки нельзя передвигаться было. И в магазин, и всюду – основное средство передвижения по воде».

Позже начали делать «плоскодонки». Они устойчивые. Каркас – из сосны, ее древесина хорошо гнется. А кокору – основание – изготавливают из дуба. Но для этого подходит только изогнутый ствол. На поиски нужного материала уходят недели.

Сейчас лодочных мастеров на Полесье по пальцам можно пересчитать. Такое ремесло скорее редкость. Для Романа Иссакова – это хобби. Он делает каноэ. Они намного легче, хотя и менее устойчивые. Рейки шлифует, шпаклюет, склеивает, покрывают стеклотканью и эпоксидной смолой.

«Каждый раз, когда делаю лодку, пробую новые приемы. Все мастера делают по-своему. Внутри подготовить лодку тяжело. Заготовка изогнута внутрь. Шлифовать вот это все – очень неудобно. Одну большую лодку и маленькую я подготовил за один день. Это очень быстро», – рассказывает Роман.

Такая лодка прослужить может лет двадцать. Сейчас их заказывают для охоты и рыбалки: она бесшумная и проходимость хорошая. А еще на Полесье очень популярны сплавы.

«С семьей ходим по всем озерам и рекам местным. Любим на природу смотреть: животных, рыбок. Дети маленькие, им очень интересно. Они познают мир. С воды совсем другой вид и совсем другое ощущение», – делится Роман.

На Полесье всегда жили смекалистые люди. Например, местный житель смастерил деревянный велосипед.

«Уникальный человек, мастер в своем роде. Мы его называем «полесский Леонардо Да Винчи». Его звали Василий Ильютчик. Увидел чертежи велосипедов в польском журнале. И по этим чертежам решил сделать деревянный велосипед. Железные велосипеды стоили в то время очень-очень дорого», – говорит старший научный сотрудник Музея Белорусского Полесья Анна Садовская.

В 1933-ем году Василий Ильюнчик приехал на ярмарку. На велосипеде весом в 40 килограммов он преодолел десять километров. Новость дошла до работников местного музея. И они выкупили раритет у мастера.

«На то время можно было купить поросенка. Это была приличная сумма. Образования у него не было, он был мастером-плотником. Человек, у которого золотые руки», – рассказывает старший научный сотрудник Музея Белорусского Полесья Анна Садовская.

Полесье славится своей самобытной нетронутой природой. И в последние годы – это одно из самых популярных туристических направлений. Сегодня, как и много десятилетий назад, до самых красивых мест добраться можно только на лодке.

Добавить комментарий