Из сериала «Игра в кальмара» убрали реальный номер телефона | статьи на bitclass

Стриминговый сервис Netflix убрал из популярного сериала «Игра в кальмара» реальный телефонный номер, принадлежащий жительнице Южной Кореи. Об этом 7 октября пишет The Guardian со ссылкой на южнокорейский портал Money Today.

ГРАНДиозный сентябрь: лучшие сериалы начала осени Какие шоу онлайн-платформ смотрели и обсуждали в этом месяце

До этого момента на телефон женщины в течение почти трех недель ежедневно приходили тысячи звонков и сообщений со всего мира. По ее словам, это парализовало работу бизнеса, так как множество рабочих и клиентских контактов были связаны именно с указанным в сериале номером.

«Я использую этот номер более 10 лет, так что мне пришлось тяжело. Мне пришлось удалить из телефона более 4 тыс. номеров. Сначала я не поняла, что происходит, но друг рассказал, что мой номер появился в сериале «Игра в кальмара», и я поняла, почему посреди ночи я получала звонки от незнакомцев с просьбой включить их в игру», — рассказала она.
Телефон кореянки был использован в сериале в качестве номера на визитной карточке загадочного организатора игры на выживание, победитель которой получает 45,6 млрд корейских вон. В данный момент сериал «Игра в кальмара» является самым популярным на платформе Netflix в 90 странах мира.

Узнав о казусе с реальным телефоном, Netflix попросили фанатов сериала воздержаться от пранкерских звонков, а на сегодняшний день сцены в двух эпизодах, где демонстрировался номер, отредактированы: новый телефон для «вступления в игру» всегда остается недоступен.

Южно-корейский веб-сериал «Игра в кальмара», вышедший 17 сентября, возглавил топ Netflix белее чем в 90 странах. На сайте-агрегаторе рецензий Rotten Tomatoes рейтинг сериала — 94% на основании 31 отзыва критиков. На другом сайте, Metacritica, «Игра в кальмара» также имеет большинство положительных отзывов.

Кинокритик, обозреватель «Известий» Сергей Сычев полагает, что успех сериала вполне закономерен. В последнее время южнокорейское кино набирает популярность, а Netflix сделал его продвижение своей стратегической целью.

«То есть популярность «Игры в кальмара», хотя и не могла быть стопроцентно просчитана, тем не менее была подготовлена маркетологами ведущего сервиса, она закономерна в не меньшей степени, чем недавний успех «Паразитов». И тем симптоматичнее, что не Китай с гораздо более высокими темпами производства контента, его ценой и художественным качеством, а именно Южная Корея оказалась в центре мировой массовой культуры, соперничая в Азии только с Японией», — считает Сычев.

Добавить комментарий