Жизнь и смерть «дельтакрона»: чем может быть опасен новый штамм? | статьи на bitclass

На Кипре обнаружен гибрид штаммов «дельта» и «омикрон». Ученые назвали его «дельтакрон». В чем его особенности и сможет ли он вытеснить уже существующие варианты, телеканалу «МИР 24» рассказал врач-иммунолог, доктор медицинских наук, специалист по особо опасным инфекциям Владислав Жемчугов.

— Что известно о новом гибридном варианте?

«Суперлипучий» шипШтамм «омикрон» может распространиться за месяцВладислав Жемчугов: Гибриды вирусов не известны науке, у них нет такого механизма, чтобы объединяться. Они все – потомки единичных частиц, а в частицах заложен механизм генетической изменчивости, как картинка в калейдоскопе. С определенной частотой возникают мутации, определенные самим механизмом, заложенным в вирусе. Этот механизм его эволюции. Мутации отбираются по степени полезности для всего вирусного сообщества – в размножении и захвате новых территорий, то есть адаптации к изменяющимся условиям, в том числе к коллективному иммунитету.

Называть гибридными их неправильно, потому что все эти события изменчивости выстроены во временной последовательности: «дельта», потом еще десятки происходят, потом возник «омикрон», а потом уже новый штамм, который назвали «дельтакрон». В нем уже есть предыдущие мутации. Насколько это выгодно вирусу, мы узнаем по скорости его распространения, потому что вновь образованные вирусы не просто занимают новую территорию, а вытесняют и своих предшественников, если они более прогрессивны с точки зрения эволюции вируса.

Будем смотреть, что будет с этим штаммом – вытеснит он предыдущие конструкции или нет, исчезнет ли, как предыдущие мутации, которые не пробились.

— Появление такого потомка – это правило в жизнедеятельности вируса?

Владислав Жемчугов: Это закон эволюции вирусов и бактерий. Есть механизм объединения геномов, а вирусы настолько просты, что у них мутации появляются, если они полезны, то вирус начинает размножаться и распространяться. Если они никакие, то эволюция их не определяет. Сейчас важнейшим фактором эволюции вируса является наличие нарастающего планетарного иммунитета, который складывается из выявленных и невыявленных зараженных, которых минимум в шесть раз больше, чем выявленных, и вакцинный иммунитет. На этом фоне происходит эволюция уже с влиянием на человека в виде вакцины.

— Тот факт, что потомок вируса появился на острове, имеет объяснение?

Владислав Жемчугов: Закономерности нет. Он появился довольно давно, я считаю. Есть некий период, когда мутация укореняется, и проявляется ее устойчивость к окружающим условиям. Я думаю, месяца два – три назад эта мутация была, просто была латентная форма, и ее пока никто не определял у людей. С какого-то момента количество вирусов стало накапливаться, они способны заразить уже десятки и сотни людей, тысячи – с учетом невыявленных зараженных, которых минимум в шесть раз больше, и он начал распространяться, встал на ноги.

Его опасность будет определена в два – три инкубационных периода, то есть за месяц, чем он отличается от других вирусов: по клиническим проявлениям, по тяжести течения, по длительности инкубационного периода, по величине заражающей дозы – сколько вируса надо вдохнуть, чтобы болезнь проявилась. Самое главное – по устойчивости к существующему вакцинному иммунитету и иммунитету переболевших с участием предыдущих вирусов.

— Пока рано говорить о его большей заразности?

Владислав Жемчугов: Таких оснований пока нет, потому что то, что «омикрон», который легко переносится, но очень быстро распространяется, думаю, в этом и есть предназначение распространения и эволюции коронавируса в данной пандемии. Быстрый рассев приведет к тому, что мы предполагаем (я очень сильно рассчитываю), что вирус найдет себе в природе нового хозяина, потому что люди уже обладают таким защитным иммунитетом мощным, что вирусу некуда деваться, он не может больше распространяться на человеке, он должен найти себе нового хозяина, где пересидит тот период, пока у людей не снизится общий уровень коллективного иммунитета, не появится новое поколение. И такие случаи в вирусном мире очень распространены. В пример можно привести вирус Эбола, который существует, например, в содружестве с летучими мышами.

— Медики из ЮАР говорят о том, что особенности протекания заболевания при заражении «омикроном» могут свидетельствовать о том, что мир находится на выходе из острой фазы пандемии. В новом варианте вируса особенности «омикрона» могут проявиться еще ярче?

Владислав Жемчугов: Могут проявиться еще ярче какие-то соединения, нужно некоторое время, чтобы увидеть, какие клинические проявления. По мутациям, которые определены, да, часть от «омикрона», часть от «дельты», и трудно предположить, какая будет суммация продуцируемых этими белками новых свойств вируса по отношению к «омикрону» и «дельте». Нужно время, чтобы это увидеть. Предугадать можно, но в этом нет большого смысла.

Я тоже считаю, что это шаг к выходу из пандемии, что происходит массивный рассев при небольшой летальности, то есть он не убивает много людей, потому что ему невыгодно, потому что с каждым человеком гибнут все вирусы, которые находятся, общее количество частиц на планете уменьшается. Это для вируса сейчас невыгодно. Посмотрим, где после этого засева останутся островки вируса. Уже есть сообщения, что выявили грызунов, на которых вирус спокойно живет, они не умирают от вируса, а он не погибает от их иммунной системы. Еще есть олени, еще кто-то. Я уверен, что в ближайший месяц мы это увидим.

— Да, некоторые эксперты и говорят, что появление «дельтакрона» может говорить о снижении возможностей коронавируса и в перспективе об окончании пандемии. Насколько эффективна прививка против «дельтакрона» и какой вакциной?

Владислав Жемчугов: Судя по изменениям, «дельта» и «омикрон» процентов на 60 поддавались действию вакцинного иммунитета, потому что все вакцины, которые сейчас применяются, созданы на основе «уханьского» штамма, самого первого. А «омикрон» и «дельта» значительно ушли в своей эволюции тех областей, на которые направлены стрелы активного иммунитета, как раз в процессе эволюции преодолели вакцинный иммунитет и коллективный иммунитет переболевших. В этой ситуации, может быть, выгодно, что «омикрон» так легко протекает и быстро распространяется.

Если посмотреть не с точки зрения боязни вируса, то происходит иммунизация живой вакциной, и некоторые специалисты так и говорят, что этот иммунитет самый свежий, прогрессивный, то есть не нужно делать многих вакцин. Мы говорили некоторое время назад, что если будут изменения в вирусе настолько значительны, что будет действовать меньше 50% предыдущий вакцинный иммунитет и переболевших «уханьским» штаммом, то придется делать срочно новую вакцину.

А сейчас, если разойдется «омикрон» и «дельтакрон» еще лучше будет работать в качестве живой вакцины, может быть, стоит отпустить тормоза, снять ограничения, чтобы он быстрее обошел всю планету. При этом, конечно, нужно совершенствовать лечение, чтобы люди не погибали, даже в единичных случаях, когда заражаются люди с тяжелым повреждением иммунной системы. Их надо охранять. Легко переболеть – это фактически вакцинный процесс. Если на этом закончится, а вирус останется в виде природно-очаговой инфекции, будем считать, что этот раунд борьбы с коронавирусом завершен.

Добавить комментарий