Как принцесса Диана могла изменить свою судьбу и какой дар открылся ей перед смертью? | статьи на bitclass

40 лет назад мир ожидал увидеть сказку. 29 июля 1981 года в Лондоне 32-летний принц Чарльз сочетался браком с 20-летней Дианой Спенсер. Кареты, королевские гвардейцы, мальчики-пажи, торт высотой в полтора метра. Казалось бы, молодожены после такого торжества просто обязаны жить долго и счастливо. По всему миру трансляцию свадебной церемонии смотрели 750 миллионов телезрителей. Они будто сами погрузились в этот волшебный мир – королей, королев и принцев с принцессами. Но позже леди Диана призналась – это был худший день в ее жизни. Началось все с мелких неприятностей: на свое роскошное платье невеста случайно пролила флакон духов. Всю церемонию Диана придерживала подол наряда, чтобы скрыть жирное пятно.

«Кстати, показательно то, что во время брачной церемонии, которая проходила в соборе Святого Павла, она даже перепутала порядок имен принца Чарльза и не сказала положенные слова, что она будет чтить мужа своего. Таким трагическим образом это все и отразилось», – говорит доцент кафедры европейских исследований СПБГУ Дмитрий Портнягин.

«Занимайтесь любовью, а не войной!», «Все, что вам нужно – это любовь!». В конце 70-ых философия хиппи уже вовсю шагала по планете. До свадьбы принц Чарльз уже несколько лет состоял в отношениях с Камиллой Шанд. Но в консервативной семье Виндзоров царили строгие порядки. Девушка категорически не нравилась родителям жениха. Говорили, до принца она сменила 11 мужчин – слишком «тяжелый багаж» для будущей королевы. К тому же, прабабка Камиллы много лет была любовницей короля Англии Эдуарда VII – прадеда принца Чарльза.

«Здесь сыграли свою роль определенного рода предрассудки со стороны королевской семьи, поскольку Камилла происходила из дворянского рода – джентри. Это мелкая не титулованная знать. Соответственно, для Чарльза в семидесятые годы – это была фигура, не подходящая в жены», – отмечает Портнягин.

История встречи Чарльза и Дианы чем-то похожа на исполнение замысла селекционера, для которого главное – родословная, а не чувства. Дело в том, что завидный жених королевских кровей постоянно был окружен дамами. Его похождения стали головной болью для Елизаветы II. Бабушка и мама принца изучали не только предков, но и наследственные болезни потенциальной невесты. Например, не было ли у нее в роду гемофилии. Мисс Спенсер подходила по всем критериям для «работы принцессой», а потом, возможно, и королевой: невинная, здоровая и знатная. Кстати, родственные связи в союзе Чарльза и Дианы все же присутствовали, она приходилась одиннадцатиюродной сестрой своему супругу.

«Бабка Дианы была в дружеских отношениях с королевой-матерью. Поместье Спенсеров было недалеко от одного из королевских поместий в Норфолке. Свести и познакомить их не составляло большого труда. Очевидно, что никаких чувств и с той, и с другой стороны здесь не было изначально», – считает Портнягин

Диана с юных лет была уверена в своей избранности, утверждали ее подруги. Возможно, так девочка психологически пыталась защититься от семейных неурядиц. Она была третьим ребенком, Спенсеры очень ждали наследника, но вместо сына 1 июля 1961 года родилась Диана. У ее сестер и брата в крестных были члены королевской семьи. Диану такой чести лишили, что, конечно же, ударило по самолюбию ребенка. Возможно, на мысли о своей исключительности мисс Спенсер натолкнули книги, которыми она зачитывалась: «Необычная невеста», «Невеста короля», «Замок мечты», «Месть графа». Автор этих любовных романов – известная писательница Барбара Картленд. «Человеку с особой миссией учиться ни к чему» – видимо, так решила Диана. Кажется, она даже гордилась тем, что науки ей не давались.

«В науках она не преуспела. Ей хорошо давались музыка и танцы – вот чем она увлекалась. В школе она с трудом училась, хотя была не глупой. Но, тем не менее, не это ее занимало. Она была несобранной, по ее собственным словам. Конечно, разница в 13 лет тоже сильно сказывалась на отношениях. Диана и Чарльз не попадали в единую фазу развития. Возможно, если бы они были близкими по возрасту или Диана была бы вдумчивой девушкой, стремящейся к образованию, то все было бы по-другому. Она ожидала, что принц будет носить ее на руках, а у него были совершенно другие интересы, идеи», – комментирует доцент кафедры мировой политики СПБГУ Елена Стецко.

Не так давно в семью Виндзоров вернулась Диана. Принц Гарри и Меган Маркл назвали свою дочь – Лилибет Диана – в честь прабабушки Елизаветы II и бабушки леди Ди. Супруги, возможно, решили не обращать внимания на суеверия. В роду Спенсеров это имя считают несчастливым и с некоторых пор его стараются не давать девочкам. Дело в том, что в XVIII веке у Дианы были две полных тезки. Одна умерла в 8-летнем возрасте. Вторая – словно написала судьбу для своей дальней родственницы из будущего. Кстати, Диана, принцесса Уэльская, верила, что живет не первую жизнь и уже рождалась на этой планете.

«Эта Диана Спенсер, она как раз была внучкой герцогини Marlboro, которая тоже хотела ее выдать замуж за принца Уэльского, наследника престола, сына короля Георга II. Но этот брак не состоялся, Диана Спенсер умерла в возрасте 25 лет. С этой Дианой часто проводят параллели, судьбы, действительно, чем-то похожи: ранняя смерть, обе провели детство в поместье Элтерп, обе рано остались без матери», – замечает Портнягин.

Диана еще до свадьбы поняла, что в браке их будет трое. Из-за соперницы Камиллы мисс Спенсер даже хотела расторгнуть помолвку. Но родственники объяснили неопытной девушке, что делать этого ни в коем случае нельзя. Ведь пути назад не было – лицо будущей супруги принца уже красовалось на сувенирах, выпущенных к свадьбе. Однако почти сразу, как они стали мужем и женой, принцесса случайно нашла свое призвание. Это произошло во время первого же официального визита. Диана очень хотела понравится жителям Уэльса. Для этого даже выучила несколько слов на валлийском языке. Публика была в восторге: принцессу приветствовали, многие хотели до нее дотронуться. А она – невиданное дело – начала в ответ пожимать всем руки. В королевской семье так было не принято – монаршие особы могли лишь слегка коснуться подданных кончиками пальцев.

«Она проявляла эмпатию, которая не была свойственна членам королевской семьи. Это не значит, что они были черствые, но протокол королевской семьи был достаточно жесткий. Например, принцесса Анна, которая до Дианы блистала в обществе и славилась своей благотворительностью, была более отстраненной. Она держала дистанцию, а принцесса Диана эту дистанцию сократила», – говорит Стецко.

Королевская семья не была в восторге от такой народной любви. Диана утверждала, что Елизавету II ее популярность очень раздражала. А Чарльз искренне недоумевал, почему прессу больше интересуют мероприятия, в которых участвует леди Ди. Молодая супруга тем временем интуитивно нащупала слабые места толпы. «Если хочешь, чтобы тебе поверили, опустись на ступеньку ниже», – говорила принцесса. С детьми она всегда общалась, наклонившись или присев на корточки, поэтому легко находила контакт с малышней и их родителями.

В 1987-ом году Диана в очередной раз расстроила семью мужа. Чарльз отказался участвовать в церемонии открытия отделения для больных СПИДом. Диана поехала одна и сразила весь мир своей смелостью: она без колебания сняла перчатки, чтобы пожать руки инфицированным. Многие считали и до сих пор считают леди Ди Золушкой. На самом деле она была совсем не «из народа». Более того, род Спенсеров гораздо древнее Виндзоров. А бабушка Дианы – баронесса Фермой – вообще сомневалась, стоит ли ее внучке родниться «с немцами из Букингемского дворца». Миф о девушке-простушке был на руку самой принцессе, ее не приняли в королевской семье, но в народе она стала своей и получила неофициальный титул «королевы людских сердец».

«Поначалу, конечно, это было спонтанное проявление чувств. Но потом постепенно Диана поняла, что связь с прессой очень выгодно влияет на ее положение при дворе. Потом она, конечно, была очень обижена, что Чарльз ей не верен и хотела отомстить. Как можно отомстить? Конечно, рассказав о своих проблемах всему миру. Когда она поняла, что брак уже не сохранить, с 92-го года она стала более открытой к прессе. Недальновидность ее проявилась в том, что она позволила собой манипулировать», – объясняет Стецко.

В королевской резиденции Балморал в Шотландии все мужчины, несмотря на погоду, обязаны были носить килты – мужские юбки. Диану раздражала эта традиция. Принцесса считала, что посиневшие от холода голые колени престарелых лордов – зрелище не из приятных. И одной критикой дело не ограничивалось. Невестка Елизаветы II то и дело своими нарядами нарушала этикет. И делала это, конечно, преднамеренно. Телесные колготки, полупрозрачный лак для ногтей, никаких глубоких декольте и мини – таковы строгие правила для дам английской королевской семьи. Диана словно получала удовольствие от того, что вырывалась за границы дозволенного и выводила из себя супруга со свекровью. Принцесса Уэльская ярко красила ногти, могла надеть – о, ужас! – красные или черные колготки и даже появиться на публике в маленьком черном платье.

«Конечно, если мы возьмем примеры из детства, например, когда возникает детское подростковое сопротивление, в ответ на давление Диана могла вспыхнуть, эмоционально отреагировать. Но она везде искала поддержку и там, где видела заботу, с этим майором – инструктором по верховой езде или потом с Доди Аль-Файедом, она тянулась к таким людям и таким отношениям», – говорит психотерапевт Дмитрий Ковпак.

Она расшатала не только строгий королевский этикет. Диана посягнула и на семейные традиции. Так, королева Елизавета всех своих четверых детей родила дома. Принцесса Уэльская стала первой из английских королевских особ, кто решил рожать в больнице. Помните, как восторженная толпа трижды встречала принца Уильяма и его супругу Кейт на крыльце роддома? Эту традицию фотографироваться с малышом на руках у входа в больницу тоже ввела Диана. До нее новорожденных показывали только с балкона Букингемского дворца.

«Диана была новой женщиной в королевской семье. Несмотря на то, что она получила домашнее образование, она считала, что даже королевские дети должны воспитываться как обычные. Ее дети впервые в истории королевской семьи ходили в обычный детский сад, а потом в школу. Она с ними гуляла в парке и они развлекались как все обычные дети. Это тоже был шаг навстречу, это тоже было одобрено народом», – комментирует Стецко.

В 1981 году Елизавета II участвовала в традиционном параде. Королева на лошади возглавляла церемонию. Вдруг из толпы в сторону Ее Величества начали стрелять. Животное испугалось громких хлопков и чуть не скинуло наездницу. Елизавета II смогла удержаться в седле и как ни в чем не бывало продолжила шествие. Принцесса Диана не раз подчеркивала, что женщины из рода Виндзоров сделаны из стали и бетона. Первая супруга Чарльза так и не поняла, а, может, не хотела понять одну вещь – не выказывать эмоций и чувств – одна из обязанностей члена монаршей семьи. «Работа принцессой» оказалась слишком тяжелой для леди Дианы.

«Жизнь на виду и по строгим правилам высшего общества – это большой стресс. И, конечно, это накладывало отпечаток на состояние Дианы, ее мышление, поведение, эмоциональный фон. И выплескивалось в виде расстройств и срывов, не только пищевого поведения. В интервью отмечали ее суицидальные мысли, которые показывали уровень напряжения и глубину того расстройства и состояния тяжелого стресса, в котором она пребывала», – замечает психотерапевт Ковпак.

Незадолго до гибели Диана вновь вспомнила про свою избранность. Не только королева людских сердец, а еще и целительница. Принцесса поверила, что у нее открылся особый дар. Леди Ди считала, будто может диагностировать болезни по фотографии. Так, президенту ЮАР Нельсону Манделле она порекомендовала обратить внимание на селезенку и почки. А британскому премьер-министру Джону Мэйджору посоветовала проверить сердце. Правда, английский политик воспринял это как шутку. Даже после развода Диана продолжала эпатировать и раздражать семью Виндзоров.

«Эти увлечения представителями ислама, а у нее был поклонник – хирург пакистанского происхождения. Они, конечно, тоже нервировали королевскую семью. Поскольку Диана вроде бы говорила, что сможет сменить вероисповедание и принять ислам. Конечно, для королевской семьи это были вещи неприемлемые. Особенно, если ли бы у наследников престола появились братья и сестры мусульманского вероисповедания», – говорит Портнягин.

Непростой характер Дианы, дворцовые интриги и строгие правила монаршей семьи. Принцесса Уэльская в одиночку противостояла «фирме», так еще называют клан Виндзоров. Но один против системы – не воин. В чем-то леди Ди оказалась права – она действительно была избрана. Избрана для того, чтобы пошатнуть вековые традиции британской монархии и изменить королевскую семью. Кстати, сыновья Дианы Уильям и Гарри – тоже во многом отступили от правил, в чем-то повторяют поведение своей мамы. И, кстати, не носят так нелюбимые Дианой мужские шотландские юбки.

Смотрите новые серии документального проекта «Секретные материалы» на телеканале «МИР».

Полную версию программы «Секретные материалы» смотрите на нашем Youtube-канале.

Добавить комментарий