Казахский Жан Габен: 120 лет Габиту Мусрепову | статьи на bitclass

Он слыл щеголем и франтом, при глажке брюки опрыскивал одеколоном. Писатель не пользовался печатной машинкой: он писал произведения арабским шрифтом при помощи карандаша. А в дружеском кругу имел прозвище Жан Габен. 22 марта исполняется 120 лет со дня рождения основоположника казахской литературы, Народного писателя Казахстана, академика Габита Махмутовича Мусрепова (1902-1985).

9 марта по старому стилю, 22 марта по новому, в 1902 года в нынешнем ауле Жанажол Жамбылского района Северо-Казахстанской области родился мальчик. Обучившись в родном ауле грамоте, он, тяготея к знаниям, в 1916 году поступил в русское двухклассное училище. В 1923-1926 годах учился сначала на рабочем факультете в Оренбурге и затем в Омском сельскохозяйственном институте. Любовь к творчеству и мастерское владение словом определили судьбу писателя. Свою литературную деятельность Габит Мусрепов начал в 1925 году. Первая повесть «В пучине» (1928) – о событиях Гражданской войны 1918-1920. О творческом наследии одного из основоположников казахской советской литературы рассказывает профессор ЕНУ, доктор филологических наук Куралай Бибиталиевна Уразаева.

— В чем особенность литературного творчества Габита Мусрепова? В чем выражался его собственный почерк?

— Литературное творчество Мусрепова многогранно. Это и проза, автобиографическая и этнографическая, и драматургия, и публицистика, и критика. Главная особенность писателя заключается в создании картины национального быта и психологии простого человека из народа, вырванного историческими событиями и оказавшегося в водовороте большой истории. Перелом в сознании, приобретение нового социального опыта происходит на фоне силы казахских традиций и народной мудрости, нравственных и духовных ценностей.

К особенностям стиля относятся мастерство в построении интриги, необычности развязки («Аклима», «Тимка», «Первый фронт» и др.). Место Мусрепова в казахской литературе, интерес для читателей других стран объясняется знанием быта народа. В романе «Солдат из Казахстана» автор воспроизвел восприятие Великой Отечественной войны в психологии обычного человека из народа. Реалистичность описания войны и романтический подъем чувств. Патриотизм и первый жизненный опыт в месиве войны впервые были освоены казахской прозой. Стремление понять и воспроизвести историю казахского народа времен революции вызвало к жизни произведение «Пробужденный край». Автор пишет о сомнениях, трудном пути простых людей, чьи представления о жизни, семье, счастье подверглись серьезному испытанию. Новаторским явился путь исканий в области соединения философского осмысления судьбы казахской женщины и лирических ее раздумий. Вершиной достижений в этом жанре явился роман «Улпан ее имя».

Философские размышления, возрождающие традиции казахской повествовательной и дидактической прозы, отражены в рассказах «Өмір жорығы», «Қыран жыры». Произведения о казахском ауле в годы войны открыли новую страницу в национальной культуре. Например, повесть «Кездеспей кеткен бір бейне» остается актуальной правдой описания реального положения аула, стремлением понять истоки силы духа и воли народа.

Фото: Мустафин Константин/ТАСС Страна: СССР

Стиль писателя оставил след в развитии казахского литературного языка в виде крылатых выражений и афоризмов.

Признанием мастерства писателя и его места не только в казахской литературе стал такой факт: в серию «Библиотека всемирной литературы», включающей 200 томов, из произведений казахской культуры наряду с эпопеей М. Ауезова «Путь Абая» вошли этнографические рассказы Мусрепова.

— Какой отпечаток на творчество Габита Махмутовича наложили события из его жизни? Прослеживается ли связь?

— Конечно, влияние биографии на творчество писателя прослеживается всегда. Оно бывает непосредственным и опосредованным. К наиболее ярким и непосредственным фактам, определившим путь Мусрепова в литературе, относятся следующие.

Биографы писателя отмечают роль Бекета Отетилеуова (Бекет Өтетілеуов) в ранней жизни Г. Мусрепова, пору его учительства. Называют Отетилеуова известным учителем литературы. Однако этот человек, творчество которого еще не изучено в достаточной мере, позволяет, в терминах нынешней действительности, называть его медиатором русской культуры. Так, имя Бекета Отетилеуова заняло свое место благодаря отечественным ученым наряду с первыми переводчиками A.С. Пушкинa на казахский язык, такими как Молдaнияз Бекимов, Шaкaрим, Aхмет Бaйтурсынов, Миржaкып Дулaтов, Кошке Кеменгерулы, Бернияз Кулеев. И составившее значительную часть творчества переводческое наследие Мусрепова творческими исканиями и выработкой своего стиля ‒ автора оригинальных произведений, переводов, публицистики, сценариста ‒ уходит к литературной учебе у Бекета Отетилеуова. Так, продолжив путь первого учителя в культуртрегерской миссии, Мусрепов перевел шедевры мировой и русской драматургии и прозы.

Известны две истории, случившиеся в сталинский период казахской истории. Эти истории надолго прошлись катком по жизни писателя, заставив вплоть до 50-х гг. ХХ в. бороться за честное имя.

Известен такой факт из жизни писателя. Мусрепов был в числе пятерых авторов письма, известного в сталинский период казахской истории как «Бесеудің хаты». В годы голода, в 1932-33 гг., на имя Ф. Голощекина вместе с Мансуром Гатаулиным (Мансұр Ғатаулин), Ембергеном Алтынбековым (Емберген Алтынбеков), Муташем Даулеткалиевым (Мұташ Дәулетқалиев), Кадыром Куанышевым (Қадыр Қуанышев) написали письмо о реальной ситуации в казахском ауле, связали переживаемую аулами катастрофу перегибами власти на местах.

Фото: Попов Геннадий/Фотохроника ТАСС

Достоянием истории стали открытые учеными факты. Так, в отличие от писем, которые в разное время писали Турар Рыскулов, Убайдулла Ходжаев и Смагул Садуакасов, пятеро авторов приложили записку следующего содержания. «Податели этих вопросов не являются ни в какой мере «обиженными» людьми, так же, как и людьми, жаждущими карьеры… Единственной нашей целью является помочь социалистическому строительству в Казахстане, указав на отдельные серьезные прорывы, ставя волнующие нас вопросы прямо по-большевистски перед Крайкомом в рамках партийной демократии и в порядке самокритики, являющейся главным оружием нашей партии. Поэтому мы уверены, что Вы ответите на наши вопросы, отнесясь к ним, как к предложениям, исходящим от здоровых товарищей среднего партактива, не связанных в какой-либо мере с именем других, в частности, «больших» людей».

Мансур Гатаулин взял всю вину на себя и был расстрелян. Избежавший смерти Мусрепов был наказан иначе. По одним сведениям, он отбыл годичное трудовое перевоспитание в Кустанайской области. По другим, год тайно жил в Москве. Писатель был обвинен в искажении правды в произведениях «Тулаған толқында» (В Пучине) мен «Шұғыла». В 1938 г. писатель был снят с должности, исключен из партии. И с этого года до 1955 он неустанно боролся за свою реабилитацию.

О другой истории, случившейся в 1937 г., связанной с Б. Майлиным, написал известный казахский литературовед Ш. Елеукенов. В тот период Мусрепов возглавлял отдел культуры Центрального комитета партии. В Союзе писателей шло собрание. Явившегося туда Мусрепова приветствовали: «Пришел друг врага народа Бейимбета». Тогда Мусрепов ответил им: «Бейімбет Майлиннің ұсталғанын білемін. Бірақ ол қате ұсталып жатыр. Бейімбет жау болса, мен де жаумын» (Я знаю о задержании Бейимбета Майлина. Но он задержан ошибочно. Если он враг народа, то и я враг) и покинул собрание. С Б. Майлиным и В. Ивановым Г. Мусрепов был автором сценария фильма «Амангельды».

К опосредованным примерам влияния автобиографических фактов на творчество классика казахской литературы относится роль Сабита Муканова. Он был человеком, напутствовавшим Мусрепова в литературу на заре молодости, в пору учебы на Оренбургском рабфаке. Он на всю жизнь стал его другом и литературным соратником. Несмотря на 2 года разницы, он был доя Мусрепова старшим братом и литературным учителем.

Фото: Попов Геннадий/Фотохроника ТАСС

— Мусрепов занимался также переводами, написанием сценариев, критикой, журналистикой. Как можно оценить его деятельность в этих сферах?

— Мусрепов перевел шедевры мировой и русской драматургии ‒ «Антония и Клеопатру» Шекспира, «Скупого» Мольера, «Таланты и поклонники» А. Островского, «Русских людей» К. Симонова, «Они сражались за Родины» М. Шолохова. Мусрепов открыл казахскому читателю новеллы и рассказы О. Генри, М. Горького, М. Шолохова, В. Василевской, И. Эренбурга.

Мусрепов оставил глубокий след в национальной драматургии, написав пьесы «Қыз Жібек», «Қозы Көрпеш Баян сұлу», «Ақан сері Ақ тоқты». Он является также автором либретто к опере «Қыз Жібек» балету «Қозы Көрпеш-Баян сұлу».

Такая многогранная деятельность восходит истоками не только к поре его творческой учебы у Б. Отетилеуова, но и к 20-30 гг., ко времени становления в стране художественного перевода как школы литературной учебы, появления в казахской культуре новых жанров и родов литературы. Развитие академического профессионального театра и кино (создал с Вс. Ивановым и Б. Майлиным сценарий фильма «Амангельды») связано с именем Мусрепова. Это стало возможным благодаря таланту художника слова, лаборатория которого питалась и казахским фольклором, и русской и мировой литературой.

— Известны ли вам какие-либо интересные факты из жизни Мусрепова? Какими человеческими качествами он обладал? Пошел ли кто-то из детей по его стопам?

Мусрепов слыл модником. Писатель не пользовался пишущей машинкой: он писал произведения арабским шрифтом при помощи карандаша. В дружеском кругу имел прозвище Жан Габен.

На охоте Габит Махмутович пропадал месяцами, часами мог играть в бильярд и преферанс, что не мешало ему быть тонким стилистом и знатоком казахского языка, он умел и любил играть словами.

Потомки Мусрепова не повторили в литературе путь отца.

Увековечение памяти

Мастерство Мусрепова обусловило его творческую плодотворность: им было создано 520 художественных произведений, статей и очерков. Произведения казахского классика переведены на 34 языка народов мира, они изданы в таких странах, как Франция, Англия, Бельгия, Германия, Испания, Венгрия, Вьетнам, Монголия. На русском языке читателям стали известны 295 произведений. В 2002 году к столетию писателя в Алма-Ате установлен бронзовый памятник на проспекте Аблай-хана перед зданием ТЮЗа им. Г. Мусрепова. К столетию писателя выпущены почтовая марка и памятная монета. От проспекта Абая вверх к выставке проложен бульвар Мусрепова. В его честь был назван теплоход «Габит Мусрепов».

Добавить комментарий