Метаноловая смерть: почему в России не решается проблема суррогатного алкоголя? | статьи на bitclass

В понедельник, 18 октября, стало известно о том, что в Оренбургской области семилетнюю девочку госпитализировали после отравления суррогатным алкоголем. Ранее в октябре в Свердловской области от отравления нелегальной алкогольной продукцией умерли 18 человек. В этом же месяце насмерть отравились метанолом 35 человек в Оренбургской области. Почему в России открыто продается и массово потребляется нелегальный алкоголь и как с этим бороться, рассказывают руководитель Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадим Дробиз и директор Клуба профессионалов алкогольного рынка Санкт-Петербурга Максим Черниговский.

«России нужна глобальная реформа розничного оборота алкогольной продукции»

Максим Черниговский: «В России одно из самых жестких законодательств касаемо розничного оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции, и борьба с нелегальным рынком ведется в перманентном режиме. Другой вопрос – что жесткость нашего законодательства, к сожалению, нивелируется необязательностью его исполнения. Это, я считаю, одна из главных причин того, что в России до сих пор сохраняется очень большой оборот этой нелегальной спиртосодержащей дряни. Вторая причина в том, что всегда, когда в стране наступает экономический кризис, объемы нелегального рынка в любом потребительском сегменте возрастают. У людей снижаются реальные доходы, и они ищут дешевые заменители. Третья причина состоит в том, что значительно подорожал этиловый спирт. Еще полгода назад литр стоил от 150 рублей, сейчас – от 200.

Бутлегеры, которые производят нелегальную продукцию, на сырье не экономят. Они зарабатывают на том, что не платят акциз и другие налоги. На сегодняшний день у нас минимальная цена легальной пол-литровой бутылки водки – 243 рубля. Так вот в этой бутылке только одного акциза с НДС – примерно 160 рублей. Поэтому экономить на спирте смысла нет. Другой вопрос, что их профессиональный уровень очень часто недотягивает до того, чтобы определить, этиловый это спирт или метиловый. Сознательно использовать метанол для производства могут только душегубы, потому что смерть от него страшная.

Как убивает метанолИ есть ли спасение?

И, наконец, последнее: все, что связано с алкоголизацией, с объемами легального рынка, во многом базируется на социально-экономической проблематике. До тех пор, пока мы не повысим уровень жизни наших граждан и их реальные доходы, мы эти проблемы не решим. Только один пример: в СССР бутылка водки стоила 3,60, потом 5,50. А сколько стоил билет в театр? Рубль. А сейчас сколько стоит билет в театр? От тысячи рублей. А минимальная розничная цена легальной бутылки водки – 243 рубля. Две трети населения просто не могут себе позволить нормальное культурное сопровождение своей жизни. У многих наших сограждан единственный вариант на вечер – это купить подешевле бутылку алкоголя, прийти домой, включить телевизор и посмотреть сериал. Пока мы не запустим социальные лифты, пока мы не сделаем наш спорт – детский, юношеский, молодежный – совершенно бесплатным, до тех пор, пока мы не переориентируем общество на эту культурную составляющую, ситуация не изменится.

Кроме того, России нужна глобальная реформа розничного оборота алкогольной продукции. Моделью этой реформы должна стать советская система. Дело в том, что алкоголь, в том числе пиво, в таких магазинах, как «Хлеб», «Молоко», «Рыба», в принципе не продавался. Сейчас в любом магазине рядом с водкой, пивом и другой алкогольной продукцией находятся кондитерские товары, вокруг бегают малолетние дети и сызмальства начинают воспринимать алкоголь как неотъемлемую часть своей жизни. Продажу алкоголя и табака нужно полностью переводить в специализированную розницу. Эта реформа должна проводиться в тех регионах, где есть соответствующая база, например, в Москве 3500 алкомаркетов, в Санкт-Петербурге 1500. А в сельской местности, наоборот, нужна либерализация продаж легального алкоголя. У нас в стране 160 тысяч населенных пунктов, из них в 70 тысяч нет магазинов с соответствующей розничной лицензией на продажу алкоголя. В том числе запрещена выездная продажа. В связи с этим возникает вопрос – а что там вообще пьют?

В США каждый штат имеет свое законодательство, а у нас один фундаментальный закон 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции». Но жить по нему сложно. У регионов не так много полномочий, чтобы организовывать розничную торговлю алкоголем на законодательном уровне. И эти региональные полномочия надо расширять».

«Доступность качественного заводского алкоголя для всех слоев населения»

Вадим Дробиз: «Эта тема не имеет решения в принципе. Либо надо минимальную зарплату поднять до 30 тысяч рублей при нынешних ценах на алкоголь, либо производить для 20 млн нищих в России, которые пьют суррогаты по 50-100 рублей, дешевую водку. Люди, у которых зарплата до 15-16 тысяч рублей, никогда не пойдут в легальный магазин, для них это безумно дорого. Поэтому сейчас и самогоноварение массовое. Им нужен алкоголь по 50-60-70 рублей.

Во всем мире главный принцип регулирования алкогольного рынка – доступность качественного заводского алкоголя для всех слоев населения. Американские, итальянские, французские бомжи не пьют спиртосодержащие жидкости, потому что там для них существует доступный алкоголь. Если взять относительное соотношение зарплат и цены на крепкий алкоголь, то в России он в пять-шесть раз дороже для нищих и бедных, чем в Америке, Западной Европе, Аргентине, Европе и т.д.

В 2014 году произошло окончательное разделение на потребителей суррогатов и потребителей продукции в легальной рознице – в легальной рознице продается исключительно нормальный алкоголь. Вся продукция, которой травятся, продается в нелегальной рознице – в торговых точках, у которых нет лицензий. Отследить их невозможно, они ушли в глубочайшее подполье, продают только для своих. Да, их пытаются ловить, но это бесполезно. С 2010-го по 2016 год водка в легальной рознице выросла в цене с 50 рублей до 250 рублей. Наполовину сократились продажи, половина водки ушла в нелегальный сектор, где продавалась в пределах 100 рублей, так и сейчас происходит.

В принципе эта проблема социально-экономическая, это не проблема производства, не проблема этих потребителей. Среди них маргиналов не так много. Среди тех, кто отравился в Иркутской области, большинство – обычные бюджетники и пенсионеры».

Добавить комментарий