«На панель выходили по протекции»: как Советский Союз стал раем для интердевочек? | статьи на bitclass

Свое имя в историю вписывают не только люди, страны и города. Иногда даже отели становятся участниками важных событий. Кто не знает петербургский «Англетер», в котором свел счеты с жизнью Сергей Есенин? Московский «Националь», который после Октябрьской революции превратился в Дом Советов. Роскошные номера заняли чиновники новой власти. А в люксе поселились председатель Совнаркома РСФСР Владимир Ильич Ленин с супругой Надеждой Константиновной Крупской.

Ленинградская гостиница «Прибалтийская» прогремела на весь Советский Союз в конце 80-х. Именно в ее стенах снимали знаменитую «Интердевочку». Фильм Петра Тодоровского с Еленой Яковлевой в главной роли. Кино открыло простому советскому человеку страшную истину: секс в СССР все-таки был, и продавался он за валюту. Более того, с этой торговли телом жили не только сами интердевочки, но еще и таксисты, швейцары, администраторы гостиниц.

«Зачем старший по этажу работает? Очевидно, чтобы осуществлять порядок. Те, кто нарушают, дают колготки, виски, шведскую шоколадку. Набегает больше, чем преподавателю университета», – говорит журналист Евгений Вышенков.

«Им тоже хочется иметь последней моды шелка. Выходит, нужно все успеть покуда грудь высока». Песню «Ленинградское время» популярный в 80-е бит-квартет «Секрет» посвятил валютным «Алисам и Ларисам». Это была особая каста – элита. У них была другая одежда, другая косметика – «фирмА», как говорили тогда. Но красивого личика и желания было недостаточно. С улицы в закрытое общество путан не попадали. На хорошую работу в СССР устраивались лишь по блату, на панель выходили исключительно по протекции.

«Нужно было иметь характер, понимать, кто старший. Этот мир ничем не отличается от любого другого, только мир подпольный. Через минут 40 тебе все объяснят, ты будешь с рваной юбкой, двумя синяками, и окажешься на улице», – отмечает Вышенков.

Считается, что валютная проституция в СССР появилась приблизительно в 70-х годах прошлого века. После хрущевской «оттепели» иностранные туристы все чаще стали интересоваться жизнью за «железным» занавесом. Спросом у заморских гостей пользовались не только матрешки и водка. Иностранцы щедро платили валютой за любовь – около ста долларов за ночь. Самым опасным для интердевочек был обмен чужих денег на рубли. На нем нередко и попадались. Еще при Никите Хрущеве в 1960-м году в Уголовном кодексе появилась 88 статья, на жаргоне валютчиков – «бабочка». Для большинства граждан Советского Союза операции с валютой были под строжайшим запретом.

«Официальный курс, по которому меняли, был 60 копеек, а продать доллар можно было и за 2-3 рубля, а в 80-х даже за 4 рубля. Можно было не подставляться с продажей валюты, а пойти в магазины «Березка» или «Альботрос», которые были придуманы, чтобы у советских граждан валюту вытаскивать, покупать товары, потом их перепродавать», – рассказывает экономист Дмитрий Прокофьев.

Рестораны на Невском и гостиницы сети «Интурист» – злачные места в Ленинграде, где женщины с низкой социальной ответственностью вели охоту на заграничных мужчин. Некоторые утверждают, что уже в 80-х продажная любовь русских красавиц стала неофициальным туристическим брендом Советского Союза. У Наташ и Лен были конкурентные преимущества перед западными коллегами – низкие цены и никакой почасовой оплаты. Такой бизнес с человеческим лицом был по душе иностранным мужчинам. В СССР ехали не столько за удовлетворением похоти, но и за нежностью и человеческими отношениями.

«Нанимая ее, он гулял, развлекался – это танцы, столы, переезд из ресторана в ночной бар и так далее. Утром могла продолжиться история, она могла нанять такси и поехать гулять снова. Была договоренность на определенную сумму, а потом человек мог поехать в магазин «Березка», купить платье, духи и так далее», – говорит Евгений Вышенков.

А когда-то до революции 1917 года девицам легкого поведения было запрещено совать свой нос на Невский проспект и соседние улицы – почтенная публика не хотела их видеть. Также падшие женщины не должны были высовываться из окон и зазывать клиентов. В остальном же начало XX века – время расцвета проституции в Российской империи. Торговля телом была легализована еще в 1843 году. Министр внутренних дел Лев Перовский решил взять любовный бизнес под контроль. Не налогов ради, а исключительно, чтобы хоть как-то остановить разгул сифилиса и других венерических напастей. Для этого всех проституток поставили на госучет и разделили на «билетных» и «бланковых». Первым вместо паспорта выдали «желтые билеты». Ублажать клиентов они могли исключительно в публичных домах. Бланковые проститутки трудились у себя на дому. Но и те, и другие были обязаны несколько раз в месяц проходить медосмотр.

«В начале XIX века до 1861 года было достаточно много женщин – проституток из Германии, которые приезжали в Россию зарабатывать деньги, фактически себе приданое, а потом с определенной суммой уезжали к себе на родину», – комментирует доктор исторических наук Ирина Синова.

Проституция класса «люкс» появилась в XIX веке. Элиту профессии загадочно называли «камелиями». Все благодаря роману Александра Дюма-младшего «Дама с камелиями». Эти дамы не разменивались по мелочам. Они были на содержании у состоятельных мужчин. Куртизанки вели светский образ жизни: ходили в театры, появлялись в высшем обществе со своими благодетелями, летом отдыхали на дачах. Чтобы найти себе спонсора, девушки рекламировали свои услуги в газетах: «Молодая жизнерадостная девушка хочет поступить к старику в услужение за приличное вознаграждение. Любит жизнь и ее утехи». Сейчас их бы назвали «эскортницами». О судьбе одной из них написал Александр Островский в своей знаменитой пьесе «Бесприданница».

«Бесприданниц из хороших семей было очень много. А чем заниматься? Идти в уличные как-то не очень, а в эскорт – вполне нормально. В те времена женщина не работала, но предполагалось, что приданое – это вклад, который она вносит в будущее домохозяйство, муж им распоряжается, но несет определенные обязательства в отношении нее», – говорит Прокофьев.

Покончили с разгулом продажной любви, конечно же, большевики. Через несколько месяцев после Октябрьской революции Владимир Ленин предложил начать массовый террор: вывезти и расстрелять сотни проституток, которые спаивали солдат. Менее кровожадные революционеры были уверены, что падших женщин можно и нужно перевоспитывать. К этому делу подключилась и Мария Маркус – супруга первого секретаря Ленинградского обкома Сергея Кирова. С двумя классами образования Мария Львовна взялась врачевать социальные пороки. В специальном профилактории лечила в основном агитацией и революционными призывами. Жрицы любви такую терапию не принимали и от любимой работы отказываться не торопились. В конце концов Маркус была вынуждена признать поражение в борьбе с первой древнейшей профессией.

«В 1928 году провели регистрацию женщин, которые в силу тяжелого материального положения занимаются проституцией, порядка 300 человек устроили на работу, а 20 из них даже получили комнаты. И некоторые поняли, что это выгодная сфера. Приписав себя к категории проституток, можно получить жилье, трудоустроиться, и тогда начались злоупотребления этой формой социальной помощи», – говорит Синова.

В 30-е к борьбе с торговлей телом подключился НКВД и уже в 40-е СССР провозгласил себя единственной страной в мире, которая окончательно победила проституцию. Почти полвека руководство страны было уверено, что в социалистическом обществе просто не может быть любви за деньги, тем более за иностранные. Ведь порочные и продажные женщины живут исключительно в буржуазном мире. Поэтому в законодательстве СССР не было даже статей, наказывающих за проституцию. И пока пожилые члены Политбюро КПСС свято верили в целомудрие советского народа, интердевочки не испытывали дефицита в клиентах. Так финны и шведы полюбили соседний Ленинград, но совсем не за Эрмитаж и Русский музей.

«Они могли обирать. Некий лесоруб из Финляндии напивался, и они забирали 300 марок – это 600 рублей, в то время зарплата советского инженера была 120 в месяц», – отмечает Вышенков.

На закате перестройки в Риге и Ленинграде провели опрос старшеклассниц – большинство школьниц того времени считали валютную проституцию престижной профессией. Как ни странно, не безысходность толкала женщин на панель. Ведь многие интердевочки были с высшим образованием и неплохо говорили на иностранных языках. Дам манили шикарная жизнь здесь и шанс уехать туда навсегда. Браки между путанами и клиентами не были чем-то удивительным. Только заканчивались подобные мезальянсы зачастую не так, как бывает в сказках: редко, кто жил долго и счастливо и умирал в один день. Заграничный рай не всем пришелся по душе.

«Когда человек живет гульбой и приключениями, и вдруг его везут в идеальный шведский городок, где раз в неделю выходит газета, а самая громкая новость там, что задавили кошку, он теряется и не понимает, как жить дальше. И, как правило, с более комфортных условий возвращались в воронку», – говорит Вышенков.

Связывать себя узами брака с падшими дамами некоторые мужчины стали еще в XIX веке. Так поэт Николай Некрасов, воспевший тяжелую женскую долю, выиграл будущую вторую жену Феклу в карты у одного купца. Девушка находилась у того на содержании. А небезызвестный лейтенант Шмидт, который в 1905 году возглавил восстание в Севастополе, в молодости свою вторую половину нашел в петербургском кабаке. На профессиональной проститутке Доминике Павловой революционер женился, чтобы, как он считал, вытащить ее из трясины.

Народная молва утверждает, что все валютные проститутки были под колпаком у КГБ. Кого-то из путан даже специально подсылали к особо важным персонам. По легенде, в один из визитов в СССР президент Индонезии Ахмед Сукарно устроил в гостинице «Метрополь» групповую оргию. После веселой вечеринки агенты госбезопасности вручили политику компромат, заснятый на пленку. Любвеобильный президент не испугался, наоборот, попросил сделать еще несколько копий. Сукарно даже собирался показывать скабрезное видео в кинотеатрах у себя на родине. По мнению политика, народ бы еще больше стал гордиться своим лидером.

«Здесь очень просто: либо стучи, либо перестукивайся. Предположим, приезжает иностранец, у которого надо посмотреть записные книжки. Конечно, если девушка из гостиницы с ним пойдет, она посмотрит. Не потому, что она хочет, а потому что это правила игры», – говорит Вышенков.

Валютная проституция – мимолетное явление в истории России. Как только в начале 90-х отменили запрет для простых граждан на операции с валютой, зелеными купюрами с портретами американских президентов начали расплачиваться в магазинах. Правда, на ценниках вместо значка доллара писали у.е. – условные единицы. Тогда же изменилась и целевая аудитория российских куртизанок. Они перестали охотиться на заграничных «фирмачей», теперь под прицел попали местные олигархи.

Посмотреть выпуск передачи «Секретные материалы» от 6 марта можно также на нашем YouTube-канале.

Смотрите программу «Секретные материалы» на телеканале «МИР» в субботу в 6:45.

Добавить комментарий