От шерсти до кутюр: войлок снова в моде | статьи на bitclass

В поисках нового и нестандартного дизайнеры обращаются к истокам. Современные тренды и образы скрыты в истории одежды и ее традициях. И тут, как говорится, кто-чем богат – кто шелками, а кто войлоком. Из этого, на первый взгляд непрезентабельного материала, дизайнеры из Алматы делают дорогие ковры и одежду от-кутюр.

Войлок, наверное, в большей степени освоили и приспособили под свои утилитарные нужды кочевые народы. Из войлока, в первую очередь, делали юрты: важно было, чтобы походное жилье было не только легким, но и теплым. Кстати, в Кыргызстане до сих пор есть села, жители которых зарабатывают производством юрт. На них есть спрос не только внутри республики, где до сих пор актуален кочевой образ жизни, но и у соседей, в Казахстане. Где местные дизайнеры создали модный тренд, возродив традиционное войлочное мастерство. Оказалось, что среди богатых людей есть большой спрос на ковры из войлока и даже на одежду. То есть то, что некогда служило для элементарного комфорта и тепла в юртах кочевников, сегодня перекочевало в разряд роскоши: войлочные ковры охотно покупают для оформления дорогих интерьеров.

«Ковры из войлока – часть культуры казахского народа. Такие ковры, текеметы, всегда были на полу и на стенах юрт, – комментирует современные тренды Айгуль Жансерикова, руководитель Центра ремесленников Qazar-Oner, директор ТОО Aigul Line. – Сейчас стало модным иметь в интерьере какое-нибудь изделие с этническим колоритом. Тем более все это делается из натуральной, стопроцентной шерсти тонкорунных овец».

Войлочные ковры из стопроцентной шерсти тонкорунных овец.

Чтобы посмотреть на создание современных произведений войлочного искусства, мы напросились на мини-производство в Алматы, где все ковры из войлока – текеметы или, как их еще называют, сырмаки – делают, как и в стародавние времена, исключительно вручную. На столе раскладывают шерсть мериносов. Шерсти не жалеют, так как в дальнейшем, во время сваливания, под воздействием теплой воды и мыла, а также за счет механической обработки, она даст усадку.

Айгуль: Раскладка шерсти для базового слоя ковра идет в разных направлениях. Сначала по горизонтали, затем по вертикали. Потом, если нужно, снова по горизонтали, и снова по вертикали… В зависимости от того, какой толщины должен быть ковер. Допустим, кому-то нужен теплый текемет для топчана или для юрты, тогда слоев шерсти должно быть побольше. А если у ковра исключительно декоративное назначение, то на него шерсти надо меньше.

Корр.: А сколько времени уходит на создание одного ковра? Неделя?

Айгуль: Не меньше недели. Причем над одним ковром работают 5-6 человек. Это же все вручную валяется. А для этого нужны немалые физические силы. Даже вот это мокрое полотно передвигать, как говориться, «катать», не так просто.

Национальные казахские текеметы начинаются с раскладки шерсти на столе

Корр.: А как вообще случилось, что вы заинтересовались этой достаточно древней технологией?

Айгуль: Понимаете, в одно время мы все увлеклись научно-техническим прогрессом. Стали появляться различные фабричные ковры, изделия из синтетических материалов. Мы немного забыли свои ремесла. Я эколог по образованию, в начале 2000-х работала в международной экологической организации и очень много ездила по миру. Я заметила, что натуральные изделия, так называемая «экопродукция», становятся трендом. И пришла мысль возродить в Казахстане вот это древнее ремесло. Ведь наши предки не использовали в своем быту ничего синтетического. Можно сказать, что они были настоящими экологами, использовали подручное и только натуральное сырье. Деревянные, кожаные изделия, серебряные украшения, изделия из войлока – это все натуральное.

Корр.: За что кочевники так полюбили войлок?

Айгуль: Войлок, он сам по себе бывает очень разный. Например, основной элемент юрты – кошма. Это толстый войлок. И тут тонкорунная шерсть мериноса не вполне подходит. Наоборот, чем толще и грубее будет кошма, тем лучше. Поскольку она теплоизолирующую функцию несет, это каркас, стена жилого дома, жилища казаха. Кроме того, казахи утепляли полы, потому что юрта ставится на землю. Опять-таки, как основание использовалась толстая кошма, поверх которой стелились войлочные ковры, которые несли уже декоративную функцию. Почему так активно использовался войлок в быту? Потому что у него очень хорошие теплопроводные свойства. При этом всю влагу, которая поступает извне, он в себя впитывает и очень легко отдает обратно. Кроме того, у войлока есть еще и лечебные свойства за счет содержания в нем ланолина – животного воска, который получают из шерсти овец. Его используют и в косметологии, для создания кремов и мазей, и в фармакологии.

Корр.: Откуда вы получаете шерсть для своих изделий?

Айгуль: В советское время Казахстан славился своими тонкорунными овцами. Шерсть мериносов из Казахстана поставлялась во все республики Советского Союза. После развала многие заводы и фабрики закрылись, в том числе и переработка шерсти в Казахстане остановилась. Но сейчас у нас есть работающая фабрика, которая перерабатывает шерсть, прочесывает ее, прочищает. То есть у нас есть возможность купить ее уже в подготовленном для работы виде. Больше всего закупаем натуральный, базовый белый цвет, который потом можно прокрасить в любые цвета.

Закупаем и цветную шерсть. Очень красивые натуральные серые, черные, коричневые оттенки. Сейчас во многих регионах республики открываются небольшие фабрики по обработке шерсти. Да и количество ремесленников, которые занимаются производством изделий из шерсти, в частности войлоковалянием, тоже растет с каждым днем.

Корр.: Айгуль, но вы же не только ковры из войлока делаете, но еще и одежду…

Айгуль: Да, сейчас мы делаем и одежду, и изделия для интерьера, различные аксессуары и даже сувениры. А начинали мы, знаете, с чего? С домашних тапочек! Приезжали тренеры из-за границы, которые этому нас обучали.

Корр.: «Приезжали из-за границы», чтобы обучать вас?! Как так случилось? Войлок же исконно казахское ремесло…

Айгуль: В Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане был такой международный проект по возрождению войлоковаляния. И в рамках этого проекта приезжала тренер из Австрии, обучала нас делать тапочки. В целом главная мысль проекта была в том, что экология или экологические проблемы решаются, когда люди могут себе позволить какую-то экономическую выгоду от тех ресурсов, которые они имеют. Например, шерсть есть в каждом селе. Если женщины смогут использовать излишки и делать что-то на продажу, то можно и деньги заработать, и окружающую среду поберечь, используя имеющиеся природные ресурсы. После этих тренингов появилось много мастеров по войлоку. И не только у нас, но и в соседнем Кыргызстане.

Корр.: К слову… Ваш ремесленный центр ведь тоже занимается обучением?

Айгуль: Да, мы не только сами производим продукцию из войлока, но и обучаем этому ремеслу студентов из художественного колледжа, академии искусств и безработных женщин, желающих освоить это мастерство. У нас они получают практические навыки по работе с войлоком.

Обучающие мастер-классы по работе с войлоком

Сегодня мир снова ориентирован на все натуральное, как в еде, так и в одежде. Сознание людей изменилось: спрос на все экологическое и безопасное для здоровья растет. Параллельно возросла ценность и ручной работы, которую отличает оригинальность решений и эксклюзивность исполнения. Мастера могут подобрать не только цветовую гамму, но и орнаменты. А в контексте национальных традиций – это не столько узор, сколько философия и даже обереги.

Казахский орнамент – это смыслы и пожелания в узорах

Корр.: Что касается орнаментов… Ведь это же не просто украшение, но еще и определенные пожелания, смыслы, имеющие свое сакральное значение… Как вы их используете?

Айгуль: Орнаментальное искусство – вообще отдельное направление. В них очень много смыслов. Есть, например, орнамент, предназначенный специально для ковровых изделий, есть орнаменты для одежды… Элементы, которые мы видим в орнаментальном искусстве казахов, это все из философии и восприятия окружающего мира. В этих орнаментах можно увидеть флору и фауну, и даже какие-то космические элементы. Все, что человек видит, чувствует, он выражает языком орнамента.

У нас чаще всего встречается, можно сказать, что это основной элемент казахского орнамента «кошкар муйиз» – это «бараньи рога», скажем так. Потому что богатством кочевников считался скот – чем больше, тем лучше. И сейчас этот узор трактуется как символ благосостояния, плодородия. Поэтому пытаются, даже если делают какой-то небольшой сувенир, обязательно туда этот элемент «кошкар муйиз» поместить. То есть тем самым ты желаешь человеку процветания. Этот орнамент можно увидеть везде.

Именно языком орнамента наши предки когда-то передавали друг другу какие-то важные сообщения. Допустим, девушку выдавали замуж, и она присылала своим родственникам вышитый орнамент «кусмурын», то есть «птичий клюв». Это означало, что она всем довольна и счастлива.

Чтобы ребенка не сглазили, матери нашивали определенный орнамент ребенку на шапочку. То есть он как бы отвлекал взгляд того человека, который смотрит на ребенка и служил оберегом. И мы очень любим этот орнамент, используем его для ковров, панно и сувениров. Орнаменты – очень интересная тема. Мы стараемся их правильно трактовать и применять.

Одежда из шелка и войлока – дорогой и элегантный союз

Дизайнеры из Алматы приспособили войлок не только для утилитарных и декоративных целей. Но и сделали его частью коллекций от-кутюр. Из тонкого войлока вырезают национальные узоры, которые наносят исключительно на натуральные ткани – они лучше всего взаимодействуют с шерстью – хлопок или шелк. И в этом союзе рождаются невероятной красоты модели: короткие и длинные жакеты, тренчи, вечерние платья и элегантные блузы. Каждая вещь сделана вручную и потому неповторима. Выглядит все это дорого и богато. Да и стоят такие вещи соответственно, то есть недешево.

Айгуль: Хорошее изделие дешевым быть не может. Есть у нас платья-бестселлеры, которые быстро раскупают, и мы их часто повторяем. Причем мы можем делать изделия в каких-то постельных, спокойных тонах, как для Европы. И в то же время можно сделать поярче для любителей интенсивных цветов. Можно взять войлочное полотно и вкрапить туда различные ткани – хлопчатобумажные, шелковые. Получится интересный рельеф и модерновый рисунок. Я очень смело комбинирую цвета. Вот, например, черный с бирюзовым. Красиво же? Контрастное сочетание. Шелк для своих моделей закупаем хороший: итальянский, в крайнем случае, южнокорейский. Важно, чтобы качество не терялось. По законам маркетинга довольный клиент приводит с собой еще 7 новых . Помимо внешней красоты такие вещи очень практичные, теплые, легкие, износостойкие и полезные для здоровья. А что еще надо?

Корр.: А вот что касается спроса на одежду из войлока, украшенную национальными орнаментами… Почему сегодня подобная одежда вдруг оказалась в тренде?

Айгуль: Изделия из шелка и войлока, да и вообще войлок, это модный тренд не только в Казахстане. Сейчас во всем мире мода на все натуральное и этническое. Влияние восточных традиций и эстетики можно увидеть в коллекциях всемирно известных европейских модных домов. Потому что они уже исчерпали свои фантазии и в поисках новых идей обращаются на Восток, к нашим тканям и орнаментам.

Добавить комментарий