«Пленка может «добежать» и до Крымского моста»: чем обернется разлив нефти в Черном море? | статьи на bitclass

Обыкновенная халатность или крупнейшая экологическая катастрофа десятилетия? О том, что произошло в Черном море несколько дней назад, нефтяники, политики и экологи спорят до сих пор.

Вечером 7 августа на морском терминале Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) в районе поселка Южная Озереевка неподалеку от Новороссийска произошел разлив нефти. Авария случилась в момент погрузки сырья на греческий танкер Minerva Symphony через выносное причальное устройство, находящееся в шести километрах от берега. В КТК заявили, что причиной выброса стала неисправность гидрокомпенсатора. По данным компании, в море попало около 12 кубов нефти, а площадь загрязнения составила 200 квадратных метров. При этом о самом факте выброса пресс-служба КТК сообщила лишь через два дня – 9 августа. В релизе также говорилось о том, что уже 8 августа «ситуация была нормализована и не представляла опасности для местного населения, флоры и фауны Черного моря».

Но настоящим шоком стало сообщение Института космических исследований РАН, поступившее 10 августа. На снимке, сделанном со спутника, ученые увидели в районе Абрау-Дюрсо гигантское пятно, площадь которого составляет порядка 80 квадратных километров – это в 400 тысяч (!) раз больше, чем было заявлено изначально. Сейчас в произошедшем разбираются Следственный комитет и Росприроднадзор, по факту загрязнения морской среды заведено уголовное дело. «МИР 24» попытался выяснить, каковы истинные масштабы трагедии и опасно ли сейчас купаться в Черном море.

Председатель краснодарского регионального отделения организации «Зеленая лига», эколог Евгений Витишко назвал ситуацию с разливом нефти в Южной Озереевке неординарной – в основном из-за сильного «дисбаланса» сведений.

«Сейчас ситуация немного неординарная, потому что обвинили их [КТК] государственные структуры: Российская академия наук, которая занимается глобальным слежением из космоса, и Институт океанологии, который по сути должен понимать, куда движется Черное море в целом. Это технология достаточно сложная. Мы тоже в своей общественной деятельности иногда обращаемся к спутникам, но вот обработать [снимки] и действительно увидеть, что это нефтяное пятно, не каждый может так просто», – объяснил эколог.

Он назвал циничными заявления КТК о том, что загрязнению подверглись лишь 200 квадратных метров акватории Черного моря, хотя истинные цифры, судя по всему, далеки от представленных. «Этот огромный дисбаланс привел к тому, что средства массовой информации обратили на это внимание. На самом деле такого никогда не было. Я часто предъявляю [претензии] нефтяным компаниям за жуткие разливы, но такого масштаба я за последние 10 лет не видел ни разу», – признался Витишко.

По его словам, вина консорциума состоит не только в том, что он «проспал вспышку» выброса, но и вовремя не сообщил о случившемся. «Сейчас, на фоне кучи видео в социальных сетях, нельзя просто сказать о том, что море чистое… Ну тогда скажите, где вы брали эти пробы? Почему параллельно люди показывают нам нефтяные пятна, как это все плывет по морю, и есть конкретная привязка к объектам?» – задается вопросом собеседник «МИР 24».

Также он напомнил о кадрах, снятых работниками дельфинария в анапском поселке «Большой Утриш». На поверхности воды четко видны большие масляные пятна, а при опускании руки в воду на коже остается жирная пленка. А ведь Анапа находится в 35 километрах от терминала КТК.

«Мы понимаем, где по расстоянию [от места разлива] находится Утриш, и, значит, это пятно расползлось. Теоретически туда ничего не могло попасть из заповедных или каких-то других зон. Или кто-то специально что ли бочку «отработки» в море вылил? Я понимаю, что это пятно прошло и участок федеральной территории морской части заповедника «Утриш». Но на эту тему комментарий никто не дал», – размышляет Витишко.

Эколог подчеркнул, что в этом деле должны тщательно разобраться государственные органы, и добавил, что нефтяные компании всегда пытаются занизить данные о масштабах загрязнения.

«Гринпис» в своих отчетах утверждает, что в России происходит более 5 тысяч разливов нефти в год. Многие страны столько не добывают, сколько мы теряем», – грустно усмехнулся Витишко.

«Думаю, что государственные органы устроят в отношении КТК такую «показательную порку», как было с «Норильским никелем», и заставят максимально возместить ущерб, который только смогут насчитать, чтобы неповадно было, – считает Витишко. – Главный косяк этого КТК в том, что они не смогли мгновенно локализовать эту [загрязненную] территорию. Она, скорее всего, технологически должна была быть, во-первых, уже ограждена боновыми заграждениями. Нужно было принять оперативные меры, чтобы еще раз оградить это судно целиком, чтобы пятно не расползалось. Но в итоге его разнесло на бó‎льшую территорию», – сказал эколог.

При этом он отметил, что данное происшествие в Черном море не стоит сравнивать с экологической катастрофой, произошедшей в 2020 году в Норильске – масштабы большие, но все-таки не столь страшные.

«Бó‎льшая часть нефти, даже если не сменится метеорологическая обстановка и глобального шторма не будет, в ближайшие день-два, может, несколько недель, поскольку это сырая нефть естественного происхождения, быстро осядет или растворится. Часть тяжелых частей сырой нефти, скорее всего, осела в районе Абрау-Дюрсо или, возможно, ближе к Утришу и Анапе. Ну а пленка теоретически, если сильного волнения не будет, может «добежать» и до Крымского моста. Дальше – нет, в Азовское море не попадет», – успокоил Евгений Витишко.

Но в любой истории возможен как благоприятный, так и худший вариант развития событий. По словам Витишко, один из самых неприятных сценариев он наблюдал в 2007 году в районе Тамани.

«Затонули несколько судов в период шторма, и нефть растеклась вдоль азовского побережья, Керченского пролива. И мы там спасали птиц: пытались отмывать, кормили «Энтеросгелем». Большинство из них, правда, погибло. Сейчас пока птицы не гибли. Второй момент – то, что выбросило в районе курортных пляжей: надо максимально быстро собрать загрязненные водоросли и утилизировать их. Нефть, первоначально отложившись на береговой полосе, сейчас будет вторично загрязнять море. И через какое-то время все равно это будет чувствоваться. В «Гринписе» говорят, что это будет происходить две недели. Но я думаю, за счет теплой погоды это будет гораздо быстрее», – считает эколог.

Однако туристов и местных отдыхающих проблемы экологии не заботят: народу на пляжах почти не убавилось. Впрочем, купающимся почти ничего не угрожает: увязнуть в нефтяной пленке – скорее противно, чем опасно. А вот животным и растениям придется гораздо хуже.

«Чаще всего это не вызывает на коже никаких аллергических реакций, разве только у особо чувствительных людей. Нефть – это канцероген, который, накапливаясь в организме рыб, животных и в том числе человека, может вызывать рак. Прогнозировать такие последствия теоретически можно, но мы все время используем нефтепродукты в виде бензина, дизельного топлива и т.д. И здесь, я думаю, объем самого водного объекта, Черного моря, позволит все-таки через время этого не ощущать. Но вскоре мы, возможно, увидим замор рыбы. Кроме того, сейчас идет цветение водорослей. В Анапе сейчас как раз вдоль берега наблюдается пик цветения, их очень много, там даже в море не зайти. И если нефтяное пятно дойдет до Анапы, это тоже приведет к очень печальным последствиям», – заключил Евгений Витишко.

Добавить комментарий