Вакансии в полях: почему деревенские жители не хотят работать в сельском хозяйстве? | статьи на bitclass

Российским агрохолдингам не хватает рабочих рук на сезонных работах. Чтобы решить проблему, Минсельхоз планирует запустить чартерные поезда для мигрантов, а Минюст готовится строить бараки для заключенных в полях. Треть российских безработных при этом – сельские жители (их 1 млн 300 тыс.). Почему они не трудятся в сельском хозяйстве, телеканалу «МИР 24» рассказал президент Ассоциации «Теплицы России» Алексей Ситников.

— Почему так происходит? Почему вакансий много, безработных много, но они не идут в сельское хозяйство?

Алексей Ситников: Сегодня вакансий во всех отраслях экономики страны более двух миллионов. Аграрный труд непростой, в непростых погодных условиях, и эти вакансии заполняются в последнюю очередь. Не будем забывать о разнице в доходах городского и сельского населения – только 65% уровня доходов городского населения может себе позволить и сельское население. Более низкий уровень оплаты труда, более тяжелые условия для работы – все это приводит к наличию большого количества вакансий. При этом жители села сами не всегда идут на такие условия труда, предпочитая оставаться дома, жить домашним хозяйством и пользоваться мерами социальной поддержки государства, которые сегодня приумножаются.

— Реально ли запустить вместо чартерных поездов с мигрантами поезда из одного аграрного региона России в другой?

Алексей Ситников: Проблема вакантных мест на селе, дефицит сезонных рабочих – это проблема еще прошлого года. Минсельхоз достаточно активно работал по возможностям использования трудовых ресурсов республик и регионов с высоким уровнем безработицы.

Допустим, в Ингушетии 30%, на Алтае – 15%, при этом парадокс: рядом Алтайский край – там всего лишь 7% уровень безработицы и большой дефицит рабочих рук. Там никаких миграционных поездов не надо – Алтай и Алтайский край достаточно рядом, но желающих безработных Алтая поехать на работу в Алтайский край нет. Это вынужденная мера сегодня, чтобы предотвратить последствия нехватки рабочих рук, выражающиеся в снижении сбора овощей открытого грунта, где используется много рабочей силы, фруктов в садах, всего, что связано со сбором урожая вручную. Здесь пока без помощи рабочих из-за пределов страны не обойтись.

– Сколько и в каких регионах платят?

Алексей Ситников: Уровень оплаты труда очень варьируется от квалификации работников, уровня сложности операций. Сегодня меньше 20 тысяч рублей даже не предлагается работа. Оплата в сезон в момент напряженного труда колеблется от 25 до 60- 70 тысяч рублей.

— За эти деньги мигранты охотно готовы работать, а местные безработные не готовы?

Алексей Ситников: Мигранты, испытывая сложности с трудоустройством у себя на родине и с реально низким уровнем оплаты труда, готовы работать охотно в сжатые сроки, пытаясь обеспечить доход для своих семей на последующий период, когда вернутся домой. У нас все хотят в пять часов вернуться домой, пойти на работу, успев завезти детей, – это все правильно, это семейные ценности, но сезонный характер труда в сельском хозяйстве, ненормированный рабочий день зачастую приводит к тому, что для многих людей он является неприемлемым. Вопрос даже не уровня оплаты труда.

Еще один момент – утрата воспитательных функций. Старшее поколение помнит – труд начинался с поля, школьная практика осенней уборки урожая. Школы чуть ли не с начальных классов, обязательно студенческие работы после получения студенческого билета отправлялись на сельхозработы. Благодаря этим ресурсам была возможность закрыть в напряженные периоды проблемы с трудовыми ресурсами.

Сегодня школьники работают в условиях жесткой программы, студенты тоже, и есть вопрос с привлечением сезонных рабочих. Жители России, к сожалению, менее подвижны, в меньшей степени готовы работать на этих работах.

— В Европе есть профсоюз сезонных рабочих, который контролирует и условия труда. У нас как с этим обстоят дела?

Алексей Ситников: Сезонные рабочие с учетом жестко организованного миграционного контроля, работы трудовых инспекций, работодатели находятся под достаточно пристальным вниманием контролирующих органов. С этой точки зрения контроль есть. Качество этого контроля измеряется километрами от областного центра, где эти службы сосредоточены. Что касается объединений профсоюзных, то создание любой общественной организации – это инициатива самих людей. Если у мигрантов нет желания создать профсоюз, я не знаю историй, когда эти инициативы не были бы поддержаны со стороны государства, региональных или муниципальных властей.

— Для агрохолдингов, наверное, самый выгодный вариант – привлечь к труду заключенных. Но не приведет ли такая бизнес-модель к рабскому труду заключенных?

Алексей Ситников: Сегодня есть примеры работы заключенных на предприятиях, организованных при колониях, но я не вижу перспектив широкого применения труда заключенных в сельском хозяйстве, потому что оградить огромные территории полей с неровным контуром, проконтролировать их работу очень сложно и затратно, при этом качество выполняемой работы, работы с овощами, с растениями – это требует определенного отношения, и добиться от заключенных такого отношения сложно.

А сети предъявляют особые требования к готовой продукции и к сбору, которых трудно от заключенных добиться. Хотя я знаю случаи в цветоводстве, когда заключенные работают на срезке тюльпана, и неплохие взаимоотношения вырабатываются – заключенные зарабатывают, предприниматели решают свои вопросы, но все это в рамках общественного контроля и соблюдения прав заключенных.

— Как должна решаться проблема нехватки рук в сельском хозяйстве на сезонных работах?

Алексей Ситников: Главный вопрос – модернизация сельского хозяйства, внедрение новых технологий, повышение производительности труда – это позволяет уходить от низкопроизводительного ручного труда, что повысит интерес сельских жителей к работе, потому что это уже не та грязная работа на ферме в пять утра, а работа с доильными роботами или работа на современной комбайне, комплексе машин по уборке урожая, в хороших условиях, в кабине с кондиционером. Создание условий труда, мотивация (а с ростом производительности труда у работодателей есть возможность адекватно поднимать и размер оплаты труда) – этот комплекс мер поможет снять проблему.

Второе – создание инфраструктуры, возможностей комфортного проживания. То, что окружает, создает особые условия, либо привлекает инвестора на эту территорию, либо он проходит мимо этой территории и не вкладывает в ее развитие, в том числе и в модернизацию аграрного сектора. При создании этих условий и мотивации для сельских жителей можно эту проблему решить.

Сегодня движение и понимание есть, мы вместе с Минсельхозом разрабатываем программы, которые позволили бы нам эти проблемы решать.

Добавить комментарий