«Вышка» для палача: как в СССР находили и карали сжигавших белорусские деревни полицаев | статьи на bitclass

22 июня для всех в Содружестве особенный день, День памяти и скорби. Одна из самых страшных страниц той войны – Хатынь. Белорусская деревня, которую сожгли вместе с жителями. Но таких по всей стране девять с лишним тысяч. За каждой уничтоженной Хатынью стояли конкретные люди – каратели. И некоторые из них спокойно жили в Советском Союзе уже после войны. Кто смог найти и разоблачить палачей, узнала корреспондент телеканала «МИР 24» Галина Пузына.

«Все сожгли дотла. Все-все. Ничего не осталось. Как подумаю: вот несли люди деток на руках. И куда несли – в огонь! Страшно представить. Это такая кара, такая мука», – говорит очевидец трагических событий Евгения Лебедева.

Не один год на белорусской земле зверствовали и мародерствовали каратели – советские граждане, которые перешли на сторону оккупантов. Уже после войны многие из них вернулись к обычной жизни, завели семьи и делали все, чтобы никто не узнал детали их преступлений.

Евгений Далидович – следователь-криминалист по особо важным делам. Сразу после войны он, студент юрфака, попал в Минский областной архив на подработку.

«Занимался топкой – архивы отапливались печами. А потом вздумалось замдиректора архива меня назначить на должность архивариуса в секретный отдел», – вспоминает полковник КГБ в отставке Евгений Далидович.

Тогда впервые столкнулся с секретными немецкими документами, захваченными передовыми частями Красной Армии в Польше, Венгрии, Чехословакии и Германии. Спустя 30 лет они лягут в основу уголовного дела о преступлениях 118-го карательного батальона, которое поручили Евгению Далидовичу.

«В документах мы нашли отчет: 22 марта 1943 года 118-й украинский полицейский батальон под командованием Эриха Кернера и Васюры сжег деревню Хатынь и ее жителей за оказание помощи партизанам. Конкретное документальное доказательство», – приводит факты следователь.

Батальон охранной полиции был создан в Киеве весной 1942 года. Коллаборационисты-офицеры и красноармейцы, захваченные немецкими войсками, а также добровольцы из украинских националистов. 500 человек, все прошли спецподготовку в Германии. Там же приняли присягу на верность Гитлеру. В Украине успешно боролись с партизанами, поэтому их отправили в Беларусь на помощь регулярным войскам. За время войны немцы собрали две сотни подобных отрядов. Каратели отличались особой жестокостью. Уничтожали не только украинцев и белорусов, но и евреев, как это было в Бабьем Яру. В таких отрядах состояли Бандера и Шухевич. А сегодня их именами названы улицы в некоторых городах Украины.

Начиная с 1943-го их карательные операции в Беларуси стали массовыми. Одна из самых масштабных и страшных – «Зимнее волшебство».

«За два месяца с небольшим они уничтожили 439 деревень. Была поставлена задача создать мертвую полосу между белорусско-российской и латвийской границами», – пояснил ведущий научный сотрудник Национального архива Беларуси Вячеслав Селеменев.

Деревни сжигали вместе с людьми. Раненых добивали прикладами и штыками. Сажали на кол, распинали на заборах. Особой жестокостью отличался бывший командира взвода Григорий Лакуста.

«Лакуста работал в Донбассе шахтером. И когда за ним приехали в Донецк и вызывали его в Комитет государственной безопасности, он пришел, и его спросил следователь Дроздов, мой коллега: «А вы слышали о Гродно, Беларусь? Бывали там когда-нибудь?». Он говорит: «Я вас давно уже ждал». Это его слова: «Я вас давно уже ждал», – рассказал Евгений Далидович.

Следователи сообщили семье о том, чем занимался Лакуста в годы войны. Это был шок. Особенно для дочери карателя – студентки пединститута и секретаря комсомольской организации вуза.

«Ее мать прибежала в университет и говорит: «Доченька, отца арестовали!». «Как? За что? Моего любимого отца! Шахтера!». Прибежала к нам на четвертый или пятый этаж, увидела, что мы его допрашиваем, и рванулась в окно выброситься. Мы ее еле схватили за ноги», – вспоминает следователь.

Год спустя Далидович выходит на след еще одного карателя, бывшего офицера Красной армии Василий Мелешко. После войны во время фильтрации он дал ложные сведения о себе. Вернулся в СССР и осел в Самарской области. Женился, работал главным агрономом колхоза. Следствие установит: Мелешко лично участвовал в расстрелах мирных жителей и сожжении белорусских деревень.

«Командиром первой роты был немец Вельке, это как шеф со стороны штаба, а фактически командовал Мелешко первой ротой», – пояснил Евгений Далидович.

На допросах обвиняемые Лакуста и Мелешко раскрыли имя главного палача. Командовал карательными операциями еще один бывший советский офицер, лейтенант Григорий Васюра. Жил на Украине, работал в совхозе. Его фотография висела на Доске почета, как ветерана войны. Женат. Трое детей. Оказалось, он уже несколько раз попадал в поле зрения спецслужб.

«Все награбленное он привозил домой – он свою семью обеспечивал. Он грабил все, что мог!», – рассказал следователь.

1985-й год. В Советском Союзе масштабно отмечают 40-летие Великой Победы. Григорий Васюра отправляет запрос властям. Требует в честь годовщины награду – орден Отечественной войны. Вот тут и всплывут новые факты.

«Оказалось, что он числился без вести пропавшим до того дня, и компетентные органы Украины, органы госбезопасности, начали расследование», – пояснил историк спецслужб Юрий Зверев.

Факты, которые легли в основу нового уголовного дела, коснутся сотен сожженных белорусских деревень. Через полгода военный прокурор выдаст санкцию на арест карателя.

«Васюра до последнего дня все отрицал. Он сказал, что он в Хатыни не участвовал, и знать не знает этой Хатыни», –сказал Евгений Далидович.

Для очных ставок с Васюрой в Минск этапируют 26 человек. Все они бывшие полицейские 118-го карательного батальона и отбывают наказание по всему Советскому Союзу.

«Они очень подробно описывали все те действия, которые совершал батальон на оккупированной территории Беларуси, перечисляли все карательные операции, в которых они участвовали», – отметил Юрий Зверев.

Параллельно следствию удалось разыскать потерпевших – тех, кто выжил во время карательных операций. Судебный процесс был открытым и длился месяц. В конце декабря 1986 года бывшему начальнику штаба 118-го карательного батальона Григорию Васюре был вынесен приговор – высшая мера наказания. Как и остальным участникам отряда – Лакусте и Мелешко.

Добавить комментарий