Как голландская сажа русский чугун прославила, или Секреты мастеров из Касли | статьи на bitclass

Чугунные фонари и скамейки вдоль аллей парка, интерьерные скульптуры, украшающие кабинеты и гостиные… Все это делает окружающее пространство более праздничным и привносит в нашу жизнь особую эстетику, которую вот уже без малого 300 лет сохраняют мастера завода архитектурно-художественного литья из города Касли, что в Челябинской области.

Чугун, как подходящий материал для создания архитектурных форм, был освоен в XVIII веке. Из него делали балясины, решетки, садовую мебель. А в XIX веке прусские немцы доказали, что чугун не уступает бронзе и вполне может быть применим для создания скульптур, в том числе, малых форм. Вслед за успешным опытом немцев интерьерную пластику освоила вся Европа. Ну и, конечно же, Россия. Только на Урале в XIX веке 55 предприятий (!) занимались чугунным художественным литьем.

История же конкретно каслинского литья началась в 1747 году. Тогда купец из Тулы Яков Коробков заложил на Южном Урале на Каслинском истоке между озерами Большие Касли и Иртяш железоделательный и чугуноплавильный завод. Настоящая же слава к заводу пришла в 1900 году, когда для Всемирной художественно-промышленной выставки в Париже был отлит павильон из чугуна. Причем были сделаны не только стены, но и внутреннее убранство со множеством скульптур. Эта витрина Кыштымского горного округа в отреставрированном виде сейчас экспонируется в Екатеринбургском музее изобразительных искусств. Кстати, с 1978 года весь этот невероятный, даже по современным меркам, павильон охраняется ЮНЕСКО, как единственная художественная постройка из чугуна.

Чугунный павильон для Всемирной художественно-промышленной выставке в Париже в 1900 году

Одним же из главных украшений павильона была скульптура «Россия», созданная в 1896 году академиком Императорской академии художеств Николаем Лаверецким. Воительница с мечом в руке и щитом, закрывающим символы власти – корону, скипетр и державу. Словно говоря всем смотрящим, что Российская империя под защитой.

Автор скульптуры «Россия» Н. А. Лаверецкий. Создана в 1896 году

Легенда гласит, что нашлись тогда среди посетителей парижской выставки богачи, пожелавшие купить всю эту ажурную красоту. Только целиком. Со всеми экспонатами. Включая «Россию». На что был ответ: «Россия» не продается».

«Я думаю, что эту легенду про «Россию, которая не продается», придумали советские историки-искусствоведы в 30-е годы, – говорит Лариса Столбикова, специалист модельного фонда Каслинского завода архитектурно-художественного литья. – Потому что подтверждений тому, что это было в 1900 году, практически никаких нет».

За давностью лет сейчас уже и ответа не найдешь: было или нет. Но легенда красивая, а «Россия» по-прежнему в числе наиболее тиражируемых скульптур. Наравне с моделями прославленного Петра Клодта и Этьена Фальконе, автора «Медного всадника» в Санкт-Петербурге. По традиции Каслинский завод брал в свой ассортимент только подлинные шедевры, созданные российскими мастерами пластического искусства и специалистами Западной Европы.

«С 2012 года мы начали привлекать к созданию моделей московских и петербургских скульпторов, между которыми мы распределяем заказы, – говорит Лариса Столбикова, специалист модельного фонда Каслинского завода архитектурно-художественного литья. – Мы делаем городскую скульптуру, занимаемся пластикой малых форм, созданием декоративно-прикладных изделий самого разного характера. И практически везде у нас участвуют выпускники Санкт-Петербургского института им. И. Е. Репина, Академии И. Глазунова и Московского института им. В. И. Сурикова. Есть у нас и уральские мастера, которые с нами сотрудничают».

Сейчас в ассортименте завода, и это не считая монументальной скульптуры и архитектурного литья, около 1300 наименований изделий художественной интерьерной пластики. Это бюсты, кабинетные скульптуры, вазы, иконы. Да много еще чего. Как оказалось, чугун – материал, позволяющий делать даже самые тонкие и ажурные вещи. Но как же обывателю определить, что перед ним скульптура, созданная мастерами из Касли?

«Каслинское литье имеет несколько параметров, которые можно назвать стилем, – комментирует Лариса Павловна Столбикова. – Во-первых, это небольшое изделие кабинетного размера, то есть меньше натуры. Не станковое. Во-вторых, реалистичная трактовка изображения. То есть нет таких видимых, явных декоративных стилизаций или деформаций натуры. То есть это изображение жизни в формах самой жизни. И третий компонент – традиционный черный цвет. Вот эти три компонента – главные стилистические особенности Каслинского литья».

За годы существования Каслинского завода всякое бывало. Но неизменными остались художественные традиции и методы отливки.

Метод 1. Литье по выплавляемым моделям

Для этого метода используют парафин, который заливают в специальные пресс-формы. Такой способ идеален для создания мелких и проработанных вещиц, а также для тиражирования скульптур. Отлитые в парафине фигурки очищают от всего лишнего. Затем модель окунают в специальную жидкую суспензию и покрывают песком. Когда фигура высыхает, ее снова обмазывают и снова – в песок. И так 6 раз. В течение 12 часов. Пока вокруг парафиновой модели не образуется толстая корочка. После чего в ванной с горячей водой парафин вытапливают. Остается пустотелая форма, в которую и заливают чугун.

Скульптуры, сделанные методом литья по выплавляемым моделям

Метод 2. Кусковая формовка со стержнем

Этот метод используют для создания штучных и крупных изделий. Суть в том, что для каждой части скульптуры делают свою одноразовую форму из кварцевого песка, смолы и кислоты, в которую (когда она затвердеет) заливают чугун. Этим же методом делают городские скульптуры.

Методом кусковой формовки делают скульптуры больших и малых форм

Метод 3. Формовка по-сырому

Такой способ применяется для отливки плоских вещей. Используют землю, которую утрамбовывают в опоки. А затем кладут исходную, тиражируемую модель и сильно надавливают, чтобы отпечаток на земле был подробным, и даже самые мелкие детали да завитушки потом без огрех заполнились чугуном.

Этот метод используют для выплавки плоских изделий. Например, брошек или сережек. Несколько лет назад здесь освоили производство бижутерии. Оказалось, что чугун вполне подходит не только для украшения улиц и интерьеров, но и женщин.

Из чугуна отливают даже украшения

Пока в цехах мастера готовят формы, в печах плавится чугун. На одну плавку уходит примерно 150 килограммов. А всего в день таких плавок бывает около 5. Расплавленный чугун заливают в ложку. Вес ее около 20 килограммов. И вот эту пылающую смесь последовательно разливают по всем подготовленным формам.

Чугун разливают по формам

Через 5 минут еще раскаленные отливки вытаскивают из опок. Остыв, они попадают на участок к опиловщикам и чеканщикам.

«К нам модели приходят в таком неприглядном виде. Серые, – говорит Татьяна Ахтарьянова, опиловщик художественных моделей. – Здесь мы все лишнее убираем. В том числе питатели, через которые заливался чугун. Засоры защищаем. Где какого рисунка нет, мы доделываем, начеканиваем чеканами. У нас их больше сотни самых разных».

Каслинское художественное литье – искусство тиража. Но ни одна из фигурок и скульптур, если повнимательнее присмотреться, не повторяется. А все благодаря мастерам-чеканщикам. Тут чешуйки по-другому набьют, там глаза пошире сделают. Одним словом – ручная работа.

Участок опиловки и чеканки

Отточенные до совершенства скульптуры и предметы отправляют на покраску. Голландская сажа – вот еще один брендовый знак каслинского литья. Изделия покрывают черной краской в три слоя. После каждой покраски высушивают в печи.

«Мы красим старинным традиционным способом. Так называемой «голландской сажей», – говорит Владимир Киселев, директор Каслинского завода. – Теперь мы уже в праве сказать каслинской сажей, потому что так больше уже никто не красит. Процесс длительный. После процесса покраски проявляются все недочеты и преимущества».

Интерьерные скульптуры Каслинского завода в числе тех дорогих подарков, которыми традиционно одаривают высокопоставленных гостей и политиков. Ведь в каслинских изделиях и отражение русских традиций, и мастерства, и искусства и, конечно же, истории. Однако львиную долю дохода – около 80 процентов – заводу приносят архитектурные изделия: фонари, решетки, ворота, люки и т.д.

«Это цельнолитые изделия, – комментирует Владимир Киселев. – Они однородные по всей длине, и очень сложно такое изделие проливать. В среднем получается одно из трех. То есть каждая третья формовка уходит в годное. А все остальное – в брак».

Но именно эти архитектурные конструкции, сложные в исполнении, позволяют заводу зарабатывать и создавать интерьерную художественную пластику. Одна часть производства в зависимости от другой. Да и в целом, современный рынок, несмотря на повсеместные стройки и проекты по благоустройству, не слишком-то и благоволит каслинскому заводу. Да, конечно, чугунные изделия – не из дешевых. Но зато как красиво, и главное – на века!

«Мы себя чувствуем тяжеловато, – говорит Владимир Киселев, директор Каслинского завода. – Вот в чем мы себя уверенно чувствуем, так это в исполнительском умении. То есть мы можем исполнить так вещи, что потом за них не будет стыдно. Вот, например, фонарь. Его высота больше 4-х метров. На самой верхушке цветок. Посмотрите, как он сделан. Все лепестки видны. Даже там, где люди не увидят, мы все равно делаем так, как положено».

Делают как положено, даже когда это кажется невозможным. Как это было с Олимпийской стройкой. Когда за 4 месяца отлили 568 фонарей для Сочи. Еще один из непростых заказов – чугунные напольные плиты (около 4-х тыс. штук) для Собора Казанской иконы Божией Матери в Казани.

«Эти плиты мы воссоздавали, основываясь на сохранившихся фотоснимках и исторических документах, – комментирует процесс Владимир Киселев. – И я думаю, что у нас получилось. Мы смогли воссоздать внешний вид изделий, произведенных по технологиям того периода».

Архитектурные изделия

И как бы ни было сложно выжить в наши турбулентные времена, когда зачастую в тендерах побеждает не самый лучший, а самый малозатратный, в Касли не спешат менять традиции на рубли. И не гонятся за кратковременной выгодой и хайпом – не отливают бюсты современных политиков и героев нашего времени.

«Ну нельзя нам делать чугунные железяки, – говорит Владимир Киселев, директор Каслинского завода. – Как бы, может быть, порой и ни хотелось. Это же кратковременно… А заводу 275 лет. Он же может умереть, если мы будем неуважительно относиться к нему. Люди веками создавали это имя. Они вложили в него столько сил. И в первую очередь, не позволяя себе халявить, в чем-то пошлить и расслабляться.. Каслинский павильон для парижской выставки он же всех впечатляет. А как он создавался? Только обрывки истории до нас доходят. У них не было технологий, помещений… Ничего не было. Но они решились на это и сделали! Удивили себя и всех остальных. И завод прославили».

Добавить комментарий