Лечение рака в Германии: ситуация и перспективы | статьи на bitclass

Содержание

Сюзанна Вег-Ремерс работает в информационной службе Немецкого центра исследования рака (DKFZ) в Гейдельберге

Европейский Союз объявил войну раку и хочет полностью искоренить болезнь: насколько лечение рака в Германии приблизилось к победе над смертельным заболеванием?

О ситуации и перспективах немецкой онкологии рассказывает доктор Сюзанна Вег-Ремерс (Susanne Weg-Remers), которая знает положение дел изнутри.

Доктор Вег-Ремерс с 2007 года работает в информационной службе Немецкого центра исследования рака (DKFZ) в Гейдельберге, поэтому она в курсе всех новинок и интересных разработок.

— Госпожа Вег-Ремерс, полная победа над раком вообще возможна?

— Рак представляет собой группу заболеваний, которые поражают огромное количество людей.

Каждый год в Германии заболевают 500 тысяч взрослых жителей. По статистике, каждый второй человек заболеет раком в тот или иной момент жизни.

Рак — это собирательный термин для более чем 200 типов опухолей, которые могут сильно различаться по своим биологическим свойствам. Поэтому наивно рассчитывать, что найдется лекарство, которое поможет при всех видах рака.

— Какие вехи были пройдены в изучении рака за последние 20 лет?

— Важной вехой является то, что традиционные столпы терапии, в том числе хирургия, химиотерапия и лучевая терапия, больше не являются единственными способами лечения рака. Добавились два принципиально новых методы лечения рака, которые способны дополнять друг друга и увеличивать выживаемость.

— Что это за новые столпы терапии рака?

— Во-первых, это «таргетная терапия».

Это препараты, которые обращаются к определенным свойствам опухолевых клеток. Это совершенно новый подход. Они в основном используются у пациентов с запущенным раком и позволяют жить дольше.

Многообещающее преимущество в том, что некоторые из них также используются для повышения шансов на выздоровление у пациентов с локализованным раком.

— Как таргетные препараты работают в организме?

— Есть несколько разных принципов действия. Активные вещества могут ингибировать передачу сигнала раковыми клетками и, таким образом, замедлять рост и метастазирование.

Обычно они используются только в том случае, если в опухолевых клетках пациента обнаружены определенные признаки, которые контролируются таргетными агентами. Терапия требует выполнения специальных анализов опухолевой ткани.

— А какой второй столп терапии рака?

— Опухолевые клетки развиваются из наших собственных клеток тела. Поэтому они не признаются «чужими» и избегают атаки со стороны иммунной системы организма.

Современные методы иммунотерапии рака могут лишать клетки опухоли молекулярной «маскировки» и активировать иммунную систему для борьбы с заболеванием.

— Что изменилось и в химиотерапии и лучевой терапии?

— Эти методы лечения также значительно улучшились. Кроме того, сегодня у нас появились эффективные методы скрининга для выявления некоторых распространенных видов рака на ранней стадии. Все вместе это увеличивает шансы на выздоровление.

Благодаря новым методам лечения рака в Германии у нас сегодня 50% шансов на выздоровление. 20 лет назад только 1 из 3 пациентов мог полностью излечиться.

Этот эффект является результатом всех наших достижений: раннее выявление, диагностика, усовершенствованные техники хирургического вмешательства, традиционная химиотерапия, лучевая терапия и внедрение новых методов лечения.

— Добились ли вы прогресса в отношении раковых заболеваний, которые раньше считались безальтернативным смертным приговором?

— Прогресс наблюдается во всех направлениях.

Пациенты с раком яичек и раком молочной железы ранее имели хорошие шансы на выздоровление. Они продолжали увеличиваться с достижениями медицины.

Но даже при заболеваниях, которые ранее не излечивались, прогресс есть. Например, меланома. Если раньше диагностировали метастатическую меланому, это был верный смертный приговор. В данной ситуации очень помогла иммунотерапия.

У некоторых пациентов иммунотерапия существенно увеличила продолжительность жизни, если они демонстрируют хороший ответ на лечение. Можно ли окончательно вылечить этот рак на стадии метастазов с помощью иммунотерапии — сегодня мы не знаем.

Для многих вещей все еще нужно проводить долгосрочные клинические исследования.

— Чем занимается информационной службе Немецкого центра исследования рака, как выглядит типичный распорядок вашего рабочего дня?

— Мы изучаем рак, чтобы всегда быть в курсе. Мы предоставляем эту информацию по телефону и электронной почте всем тем, у кого есть вопросы по поводу рака. Ответы на вопросы врачей и пациентов дают квалифицированные специалисты.

В среднем информационной службе DKFZ приходится отвечать на 34 000 запросов со всех уголков Германии. В основном вопросы поступают от пациентов и их родственников.

— Может ли ваша служба давать альтернативное врачебное мнение при раке?

— Нет, но мы можем сообщить вам о вариантах лечения, доступных при определенной болезни. Вооружившись этой новой информацией, пациенты могут говорить со своим доктором об альтернативах лечения.

Мы также внимательно изучаем индивидуальные данные пациента. На основании научных результатов можно сделать заявления о пользе и о том, какие риски или побочные эффекты конкретный терапевтический метод может иметь для пациента.

— Информационная служба DKFZ занимается индивидуально с каждым звонящим. Сколько стоит ваша профессиональная консультация?

Наши консультации в основном бесплатны. Как и весь Немецкий онкологический исследовательский центр, мы также в значительной степени финансируемся за счет Федерального министерства образования и научных исследований.

Поэтому наша информация нейтральна, независима и не основывается на финансовых интересах производителей лекарств, клиник или других коммерческих субъектов.

— Как вы советуете справляться с тяжелой ситуацией пациентам?

Во-первых, мы советуем пациенту и его семье по телефону сделать глубокий вдох и переварить первый шок. Рак, как правило, не является экстренным диагнозом.

После этого пациенты должны узнать о своей болезни как можно больше информации и подготовиться к последующему обсуждению с врачом. Для этого разговора вы также можете принести анкету, которую вы приготовили ранее. Потому что в ходе разговора может случиться так, что вы забудете важные вопросы.

Если возможно, вы можете поговорить с родственником или другом. Когда появятся первые результаты обследования, вы можете попросить копии, которые вы положите в свою папку.

Часто к лечению рака привлекаются несколько специалистов. Личная папка пациента гарантирует, что все врачи будут в курсе проведенных исследований и анализов. Такой подход особенно важен, если вы ищете альтернативное врачебное мнение.

— Родственники также страдают, когда у близкого друга или у члена семьи диагностируют рак. Как этим людям лучше всего справляться с ситуацией?

— Родственники очень страдают и отчаянно стараются помочь. Однако они зачастую не уверены, как справиться с ситуацией и как можно изменить повседневную жизнь. Важно искать разностороннюю информацию и мобилизовать имеющиеся ресурсы.

Стоит ли обращаться к самому пациенту, зависит от конкретного случая. Хотя может показаться неэтичным начинать разговор о тяжелой болезни, иногда это необходимо. Если вы стремитесь помочь в лечении рака, но не знаете как, просто спросите, что нужно человеку.

За дополнительной информацией о диагностике и лечении рака в Германии больные и их родственники могут всегда обратиться в информационную службу DKFZ.

Константин Моканов: магистр фармации и профессиональный медицинский переводчик